СОЗДАНИЕ И АПРОБАЦИЯ ОНЛАЙН-ПРОГРАММЫ ПО УЛУЧШЕНИЮ СУПРУЖЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПАРЕ У ЖЕНЩИН С ЭМОЦИОГЕННЫМ ПИЩЕВЫМ ПОВЕДЕНИЕМ (Лихачева Ю. Е., Фисун Е. В.)

Распространенность избыточного веса и ожирения в Российской Федерации возрастает от года к году. C 2010 по 2016 гг. количество людей в России, у которых диагностировано ожирение, выросло на 57% и составило 1825,4 тысячи людей. Количество подростков от 15 до 17 лет, страдающих ожирением, также выросло на 37% и составило 29,5 тысячи (Здравоохранение в России, 2017).

Расстройства пищевого поведения в целом, а также нервная анорексия и нервная булимия в частности являются сложными расстройствами, при которых проблемы связаны на поведенческом, когнитивном и эмоциональном уровнях (Szmukler et al, 1995; Raphael et al, 1994). Несколько факторов влияют на развитие и поддержание этих патологий. На выбор продуктов питания оказывает влияние реклама (Harris, Bargh, & Brownell, 2009), доступность продуктов, а также цены (Rolls, 2003; Wansink, Van Ittersum, 2007). Кроме того, некоторые исследования продемонстрировали важность межличностных отношений как поддерживающего фактора при расстройствах пищевого поведения.

Эмоциогенное пищевое поведение является следствием стресса или эмоционального дискомфорта. Люди с эмоциогенным типом пищевого поведения едят не в ответ на внутренние сигналы (чувство голода), а в ответ на свои эмоции. В случае эмоционального возбуждения или стресса эмоциональные едоки реагируют чрезмерным потреблением пищи, хотя обычно эмоциональное возбуждение и стресс приводят к потере аппетита.

Согласно отечественным исследованиям, в формировании эмоциогенного пищевого поведения основную роль играют: нейрофизиологические особенности с преобладанием лимбических систем активации, неправильное научение в детстве с отсутствием дифференциации побуждений различных модальностей (Вознесенская, 1990) и такие личностные особенности, как повышенная стрессодоступность, склонность к эмоционально-аффективным реакциям, психический инфантилизм (Вахмистров, 2001), преобладание таких механизмов психологической защиты, как «регрессия» и «смещение» (Минабутдинов, 1996; Вахмистров, Вознесенская, 2001).

Согласно психосоматической теории (Bruch, 1973), переедание возникает в результате путаницы в распознавании физиологических состояний, сопровождающих негативные эмоции с физиологическими коррелятами голода и сытости. Кроме того, люди, которые часто прибегают к так называемому эмоциональному питанию, часто имеют сложности в обозначении эмоциональных состояний. Таким образом, когда они подвержены стрессу, они распознают его как голод, что приводит к увеличению потребляемой пищи и, соответственно, избыточному весу.

До 77% людей с перееданием состоят в браке или сожительствуют (Schlup, Meyer, & Munsch, 2010). Появляющиеся данные свидетельствуют о том, что переедание связано с межличностными проблемами (Arcelus et al., 2013; Blomquist et al., 2012), а также с нарушениями регуляции эмоций, которые могут влиять на поддержание или рецидив симптомов (Jones et al., 2015; Leehr et al., 2015). В клинических исследованиях расстройств пищевого поведения обнаружено, что наличие межличностных проблем перед лечением обеспечивает более слабый ответ на лечение и более высокую вероятность прекращения лечения (Jones et al., 2015). Кроме того, межличностные стрессоры являются распространенными триггерами переедания (Hilbert et al., 2011). Такие стрессоры часто встречаются у женщин с перееданием, поскольку они сообщают о более низком уровне удовлетворенности браком, отсутствии позитивного взаимодействия, преобладании негативных эмоций в своих отношениях (Whisman et al., 2012). Партнеры женщин с расстройствами пищевого поведения также сталкиваются с трудностями понимания происходящего, с секретностью, окружающей расстройство пищевого поведения, и переживают собственное бессилие в попытке помочь (Linville et al., 2015).

В связи с вышесказанным очевидно, что при расстройствах пищевого поведения необходимо учитывать семейное положение пациенток, а также обращать внимание на качество межличностных отношений. Исследования подтверждают, что работа с парой на улучшение межличностных отношений способствует улучшению результатов, уменьшению количества рецидивов (Linville et al., 2015) и улучшению качества жизни пациентов и их партнеров (Macdonald et al., 2014).

В настоящее время не все могут воспользоваться психологической помощью. Это связано с большой территорией РФ, дефицитом профильных специалистов в малых населенных пунктах, существенной стоимостью психологических услуг для большого слоя населения. В поисках решений использование информационных и коммуникационных технологий приобретает все большее развитие в сферах психотерапии, исследованиях в сфере услуг и исследованиях в области общественного здравоохранения (Kazdin, Blase, 2011). Особое преимущество усовершенствованных технологий вмешательств состоит в том, что они могут расширить охват и таким образом улучшить доступ населения с недостаточным уровнем обеспеченности услугами к охране психического здоровья.

В настоящее время динамично появляются онлайн-программы, направленные на разные аспекты психологической помощи. В частности, программы, нацеленные на коррекцию пищевого поведения или улучшения супружеских отношений. Большинство ученых сходятся во мнении, что онлайн-программы перспективны и могут использоваться для коррекции психологических проблем как основной или вспомогательный инструмент (Barak et al., 2008; Doss et al., 2019). Тем не менее часть ученых считает, что на данный момент недостаточно достоверных данных, чтобы можно было смело заявлять об эффективности онлайн-вмешательств (Loucas et al., 2014).

В связи с этим становится очевидным, что тестирование и исследование эффективности создаваемых онлайн-программ должно быть неотъемлемой частью развития психологической помощи посредством сети Интернет.

Целью исследования было создание и первичная апробация онлайн-программы по улучшению супружеского взаимодействия у женщин с эмоциогенным пищевым поведением.

В качестве гипотезы исследования выступило предположение о том, что разработанная онлайн-программа «Алгоритм супружеских отношений 1+1» будет способствовать улучшению взаимодействия между супругами, в частности уровень взаимной адаптации в паре, уровень удовлетворенности браком, уровень удовлетворения сексом станут выше, чем у женщин, которые не проходили онлайн-программу.

На первом этапе было проведено исследование «Психологические особенности супружеских отношений у женщин с перееданием». В исследовании приняли участие 86 женщин в возрасте от 22 до 40 лет (M = 34,9), состоящие в официальном или гражданском браке, считающие, что у них присутствуют эпизоды переедания.

Проведенное эмпирическое исследование подтвердило наличие связи между неудовлетворенностью браком и эмоциогенным пищевым поведением. Была обнаружена статистически значимая обратная корреляция между шкалами «Удовлетворенность браком» и эмоциогенное пищевое поведение, «Взаимная адаптация в паре» и эмоциогенное пищевое поведение, «Отвращение к сексу» и эмоциогенное пищевое поведение.

На втором этапе в 2020 году в исследовании приняли участие:

  • 30 пар, в которых у женщины наблюдалось эмоциогенное пищевое поведение, — в составе экспериментальной группы, прошедшей онлайн-программу;
  • 29 женщин с эмоциогенным пищевым поведением, состоящих в отношениях, — в составе контрольной группы.

Исследование проводилось с помощью платформы Google формы. Респонденткам было предложено заполнить опросник, состоявший из 220 вопросов, два раза — до участия в программе и после. Исследование было анонимным и добровольным.

В настоящем исследовании использовались следующие методики:

  1. Опросник установок к сексу Айзенка / Eysenck Inventory of Attitudes to Sex (EIAS) (1989).
  2. Голландский опросник пищевого поведения / The Dutch Eating Behavior Questionnaire (DEBQ) for Assessment of Restrained, Emotional, and External Eating Behavior (Van Strien, Frijters, Bergers, Defares, 1986).
  3. Шкала взаимной адаптации в паре / Dyadic Adjustment Scale (DAS). (Spanier, 1976).

Результаты исследования:

Поскольку программа проводилась онлайн и дистанционно, она имела ряд ограничений и не могла считаться полноценным терапевтическим вмешательством.

Формирование структуры программы и выбор упражнений методологически опирались на принципы теории коммуникации, в частности на положения о неизбежности постоянного коммуникационного обмена в системе; о тождественности коммуникации в человеческой группе поведению; о наличии информационного сообщения в любом типе поведения (Вацлавик и др., 2000; Варга, 2009).

Целью программы было расширить существующее представление партнеров об отношениях, предоставив им новый опыт взаимодействия посредством улучшения коммуникации.

Задачами программы были:

  1. Улучшить навык коммуникации между партнерами.
  2. Предоставить возможность получить новый опыт взаимодействия через упражнения онлайн-программы.
  3. Расширить информированность участников программы посредством лекционной части программы.

Онлайн-программа состояла из 12 видеоуроков, упражнений к каждому уроку и формы эмоционального отклика. Программа проводилась с 10 февраля по 17 марта 2020 года посредством сети Интернет. Для этого в мессенджере Telegram был создан закрытый канал «Алгоритм отношений 1+1» и чат «Алгоритм отношений 1+1. Чат». Один раз в три дня выкладывались ссылка на видео урок, pdf-файл с заданиями к уроку и гугл-форма эмоционального отклика с рефлексивными вопросами, которые также помогали оценить степень продвижения пары в программе. В чате участники могли задавать вопросы, общаться, получать поддержку.

Программа разделена на смысловые блоки, которые были определены исходя из результатов предыдущего исследования.

Подготовительный этап:

Приветственное видео, в котором объясняются правила Алгоритма, включающие себя информацию о необходимости выполнять упражнения обоим партнерам, конфиденциальности, правилах общения (вежливость, доброжелательность, поддержка), о добровольности участия, а также дается первое мини-задание придумать название пары.

Урок 1. Существующие ресурсы.

Цель урока: запастись ресурсами, вспомнить, что хорошего есть, было в браке, в начале отношений.

Урок 2. Цели.

Цель урока: постановка личных целей, которые каждый из партнеров хочет достигнуть во время программы.

Коммуникация:

Урок 3. Коммуникация, часть 1.

Цель урока: объяснить разницу в восприятии информации. Научить Я-сообщениям.

Урок 4. Эмоции.

Цель урока: дать инструменты для регуляции эмоций при коммуникации с партнером.

Урок 5. Коммуникация. Часть 2.

Цель урока: обучить поддерживающему разговору, ввести разговор друг о друге в обиход.

Развитие семьи:

Урок 6. Жизненный цикл семьи.

Цель урока: познакомить участников с жизненными циклами семьи, определить, где они находятся и выполнены ли задачи текущего и предыдущих периодов.

Конфликты:

Урок 7. Поведение в конфликте

Цель урока: определить свою стратегию поведения в конфликте.

Урок 8. Природа конфликтов.

Цель урока: объяснить, как развивается конфликт, помочь паре определить их схему взаимодействия в конфликте.

Укрепление отношений:

Урок 9. Эмоциональная подушка безопасности.

Цель урока: донести, что супружеским отношениям нужно уделять внимание на постоянной основе.

Урок 10. Разговор о сексе, сексуальных предпочтениях в паре.

Цель урока: стимулировать регулярное обсуждение в паре сексуальной жизни, предпочтений друг друга.

Урок 11. Строим совместную картину будущего.

Цель урока: построить совместную картину счастливого будущего.

Урок 12. Составляем карту любви.

Цель урока: улучшить понимание друг друга.

Заключительный этап:

Закрывающий урок, предлагающий программу, включающую основные техники Алгоритма: «Семь шагов для поддержания изменений и укрепления отношений в паре».

Выборка: экспериментальная и контрольная группы

Выборка для первичной апробации онлайн-программы состояла из 36 пар, в которых у женщины было обнаружено эмоциогенное пищевое поведение. После прохождения онлайн-программы количество заполнивших опросники составило 30 человек, 6 пар не прошли программу до конца или не заполнили второй раз опросники. Возраст респонденток от 20 до 41 года (М = 32,8), 83% состоят в зарегистрированном браке и у 75% есть дети.

Контрольная группа состояла из 33 женщин с эмоциогенным пищевым поведением после первого замера и 29 женщин после второго. Возраст респонденток от 22 до 40 лет (М = 35,6), 78% состоят в официальном браке и у 73% есть дети.

В таблице 1 представлены данные по выборке после второго замера.

Таблица 1

Средние показатели по выборке

При сравнении результатов замеров контрольной группы и до, и после прохождения онлайн программы статистически значимых различий не обнаружено, это означает, что контрольная группа показала приблизительно одинаковые результаты в первый замер и во второй через полтора месяца.

При сравнении результатов экспериментальной группы была выявлена статистическая значимость по шкалам: Эмоциогенное пищевое поведение (Голландский опросник пищевого поведения DEBQ), Удовлетворенность браком, Сплоченность, Адаптация в паре (Шкала взаимной адаптации в паре Г. Спаниера), Удовлетворенность сексом (Опросник установок к сексу Айзенка). Таким образом, после прохождения программы женщины показали улучшение взаимодействия со своим партнером и уменьшение эмоциогенного пищевого поведения (рисунки 1 и 2).

Рисунок 1. Динамика показателей экспериментальной группы до и после участия в онлайн-программе, средние значения по выборке.

Рисунок 2. Динамика показателей экспериментальной группы до и после участия в онлайн-программе, средние значения по выборке.

Сравнение двух групп до и после прохождения программы показало, что у контрольной группы отношения в паре остались без изменений, тогда как экспериментальная группа, участвующая в программе, показала улучшение отношений, а именно повысились удовлетворенность браком, сплоченность и адаптация пары, удовлетворенность сексом. При этом эмоциогенное пищевое поведение в экспериментальной группе показало уменьшение проявления по сравнению с тем, что было до прохождения программы.

Сравнение результатов экспериментальной и контрольной групп между собой до прохождения онлайн-программы не выявило статистически значимых различий ни по одной из шкал, что говорит о том, что между группами не было значимых различий.

Сравнение результатов двух групп после прохождения программы выявило статистически значимые результаты, а именно: экспериментальная группа показала более высокие результаты по шкалам Удовлетворенность браком (Dd = 13,59, р = 0,002), Сплоченность в паре (Dd = 18,58, p = 0,000), Адаптация в паре (Dd = 14,24, р = 0,001), Удовлетворенность сексом (Dd = 10,72, p = 0,016) (рисунок 3).

Рисунок 3 Сравнение показателей по двум независимым выборкам (экспериментальная (2) и контрольная (1) группы) после прохождения онлайн-программы.

Таким образом, пары, которые приняли участие в программе «Алгоритм отношений 1+1», показали улучшение отношений. У них повысилась удовлетворенность браком, сплоченность в паре, адаптация в паре, а также удовлетворенность в сексе.

Обсуждение

Первичная апробация программы показала достаточно позитивные результаты, но из-за временных ограничений было сделано только два замера до и сразу после окончания участниками программы. Ограничением работы следует признать отсутствие понимания эффективности программы в долгосрочной перспективе, широкий разброс выборки по возрастному признаку, длительности неудовлетворенности браком и длительности наличия эмоциогенного пищевого поведения.

Тем не менее, согласно полученным результатам, женщины, прошедшие онлайн-программу «Алгоритм супружеских отношений 1+1», показали более высокие результаты по шкалам Удовлетворенность браком, Сплоченность в паре, Адаптация в паре, Удовлетворенность сексом, подтвердив гипотезы, выдвинутые в начале исследования.

Что касается эмоциогенного пищевого поведения, то в экспериментальной группе было замечено статистически значимое снижение в сравнении результатов до и после прохождения программы, хотя при сравнении замеров экспериментальной группы после прохождения программы с контрольной группой статистическая значимость не обнаружена. Вероятно, это связано с тем, что программа была нацелена только на супружеское взаимодействие и тема пищевого поведения не была никак затронута.

Данное исследование не предполагало анализ отзывов, оставляемых участниками в форме эмоционального отклика. Анализ этих данных, безусловно, помог бы пониманию, какая информация или упражнения были особенно полезны, где возникали трудности, где необходима включенность ведущего.

Необходимо отметить, что онлайн-формат подтвердил свои преимущества с точки зрения временных затрат. Участники могли смотреть уроки и выполнять задания, когда им было удобно. Также в программе смогли участвовать пары независимо от места нахождения, что позволяет расширить охват нуждающихся пар. Чат поддержки помогал не только давать нужную информацию участникам, но и получать обратную связь.

Таким образом, проведенная программа позволила участникам улучшить супружеские взаимоотношения на момент тестирования. Для понимания долгосрочных перспектив необходимы дополнительные исследования.

С точки зрения дальнейших перспектив разработанная онлайн-программа может быть использована как инструмент в работе с парами, в том числе как просветительская и превентивная, так как эффективность подобного рода добрачных программ подтверждена исследованиями (Yilmaz, Kalkan, 2010; Silliman, Schumm, 1999).

 

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Варга, А. Я. (2009). Введение в системную семейную психотерапию. М.: Когито-Центр.
  2. Вахмистров, А. В. (2001). Клинико-психологический анализ различных форм эмоциогенного пищевого поведения. Альманах клинической медицины, (4).
  3. Вахмистров, А. В., Вознесенская, Т. Г. (2001). Клинико-психологический анализ нарушений пищевого поведения при ожирении. Журнал неврологии и психиатрии, 12, 19–24.
  4. Вацлавик, П., Бивин, Д., Джексон, Д. (2000). Психология межличностных коммуникаций. СПб.: Речь.
  5. Вознесенская, Т. Г. (1990). Церебральное ожирение и истощение. [дис…. докт. мед. наук: 14.00. 07].
  6. Росстат. (2017). Здравоохранение в России. 2017: Статистический сборник. М., 30, 73.
  7. Минабутдинов, Ш. Р. (1996). Клинический и психофизиологический анализ при церебральном ожирении. [Дисс. канд. мед. наук]. М.
  8. Arcelus, J. et al. (2013). The role of interpersonal functioning in the maintenance of eating psychopathology: A systematic review and testable model. Clinical Psychology Review, 33(1), 156–167.
  9. Barak, A. et al. (2008). A comprehensive review and a meta-analysis of the effectiveness of internet-based psychotherapeutic interventions. Journal of Technology in Human services, 26(2–4), 109–
  10. Blomquist, K. K., Ansell, E. B., White, M. A., Masheb, R. M., & Grilo, C. M. (2012). Interpersonal problems and developmental trajectories of binge eating disorder. Comprehensive psychiatry53(8), 1088–1095.
  11. Bruch, H. et al. (1973). Eating disorders. New York: Basic Books.
  12. Doss, B. D., Roddy, M. K., Nowlan, K. M., Rothman, K., & Christensen, A. (2019). Maintenance of gains in relationship and individual functioning following the online OurRelationship program. Behavior therapy50(1), 73–86.
  13. Harris, J. L., Bargh, J. A., & Brownell, K. D. (2009). Priming effects of television food advertising on eating behavior. Health psychology28(4), 404.
  14. Hilbert, A., Vögele, C., Tuschen-Caffier, B., & Hartmann, A. S. (2011). Psychophysiological responses to idiosyncratic stress in bulimia nervosa and binge eating disorder. Physiology & behavior104(5), 770–777.
  15. Jones, A., Lindekilde, N., Lübeck, M., & Clausen, L. (2015). The association between interpersonal problems and treatment outcome in the eating disorders: A systematic review. Nordic journal of psychiatry69(8), 563–573.
  16. Kazdin, A. E., & Blase, S. L. (2011). Rebooting psychotherapy research and practice to reduce the burden of mental illness. Perspectives on psychological science6(1), 21–37.
  17. Leehr, E. J., Krohmer, K., Schag, K., Dresler, T., Zipfel, S., & Giel, K. E. (2015). Emotion regulation model in binge eating disorder and obesity-a systematic review. Neuroscience & Biobehavioral Reviews49, 125–134.
  18. Linville, D., Cobb, E., Shen, F., & Stadelman, S. (2016). Reciprocal influence of couple dynamics and eating disorders. Journal of marital and family therapy42(2), 326–340.
  19. Loucas, C. E., Fairburn, C. G., Whittington, C., Pennant, M. E., Stockton, S., & Kendall, T. (2014). E-therapy in the treatment and prevention of eating disorders: A systematic review and meta-analysis. Behaviour research and therapy63, 122–131.
  20. Macdonald, P., Rhind, C., Hibbs, R., Goddard, E., Raenker, S., Todd, G., … & Treasure, J. (2014). Carers’ assessment, skills and information sharing (CASIS) trial: A qualitative study of the experiential perspective of caregivers and patients. European Eating Disorders Review22(6), 430–438.
  21. Raphael, F. J., & Lacey, J. H. (1994). The aetiology of eating disorders: A hypothesis of the interplay between social, cultural and biological factors. European Eating Disorders Review2(3), 143–154.
  22. Rolls, B. J. (2003). The supersizing of America: portion size and the obesity epidemic. Nutrition today38(2), 42–53.
  23. Schlup, B., Meyer, A. H., & Munsch, S. (2010). A non-randomized direct comparison of cognitive-behavioral short-and long-term treatment for binge eating disorder. Obesity Facts3(4), 261–266.
  24. Silliman, B., & Schumm, W. R. (1999). Improving practice in marriage preparation. Journal of Sex & Marital Therapy25(1), 23–43.
  25. Szmukler, G. I., Dare, C. E., & Treasure, J. E. (1995). Handbook of eating disorders: theory, treatment and research. John Wiley & Sons.
  26. Wansink, B., & Van Ittersum, K. (2007). Portion size me: downsizing our consumption norms. Journal of the American Dietetic Association107(7), 1103–1106.
  27. Whisman, M. A., Dementyeva, A., Baucom, D. H., & Bulik, C. M. (2012). Marital functioning and binge eating disorder in married women. International Journal of Eating Disorders45(3), 385–389.
  28. Yilmaz, T., & Kalkan, M. (2010). The effects of a premarital relationship enrichment program on relationship satisfaction. Educational Sciences: Theory and Practice10(3), 1911–1920.

 

Для цитирования:

Авторы: Лихачева Ю. Е., Фисун Е. В.
Выпуск: №1 2021 Страницы: 5-15
Раздел: Практика
URL:  https://familypsychology.ru/lihacheva-yu-e-fisun-e-v-sozdanie-i-aprobatsiya-onlajnprogrammy-po-uluchsheniyu-supruzheskogo-vzaimodejstviya-v-pare-u-zhenshhin-s-emotsiogenny-m-pishhevy-m-povedeniem/
DOI: 10.24412/2587-6783-2021-10015