практика DOI 10.24412/2587-6783-2022-3-63-65 статья на киберленинке

Субъективная картина родительских альтернатив в подростковом возрасте

Маленова Арина Юрьевна
кандидат психологических наук,
доцент кафедры общей и социальной психологии, старший научный сотрудник
Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского
Костромской государственный университет
Омск, Россия
malyonova@mail.ru


Работа выполнена в рамках государственного задания Минобрнауки РФ FZEW-2020-0005
Ключевые слова: семейные отношения, формы родительства, установки, школьники,
девушки, юноши
SUBJECTIVE PICTURE OF PARENTAL ALTERNATIVES IN ADOLESCENCE
Malenova Arina Yuryevna
candidate of Psychological Sciences, associate professor,
senior researcher at the Department of General and Social Psychology
Dostoevsky Omsk State University
Kostroma State University
Omsk, Russia
malyonova@mail.ru

Keywords:
family relations, forms of parenthood, attitudes, schoolchildren, girls, boys.

The study is supported by Ministry of Higher Education and Science RF FZEW-2020-0005

Озабоченность государства процессами в сфере демографической политики в
последние годы усиливается. Причин для беспокойства достаточно, большинство из них
локализуется в особенностях репродуктивного поведения молодежи и факторах,
оказывающих на них влияние. И если ранее в поле внимания попадали молодые люди на
предбрачном и брачном периодах развития (Попова, Шишкина, 2016), то современные
исследователи все чаще обращаются к изучению брачно-семейный установок подростков,
детей младшего школьного и даже дошкольного возрастов (Абдуллина, 2018).

Одной из причин снижения возрастных границ обследуемых, на наш взгляд, является поиск
возможных мишеней с целью более точечной профилактики возможной семейной
дезадаптации. Субъективная картина супружеских и семейных отношений в юношеском
возрасте уже сформирована и обладает достаточной устойчивостью. То же можно отметить
и в отношении представления о родительстве в целом и материнстве в частности (Борисова,
Седельникова, 2018; Жупиева, 2015). Тогда как репродуктивные и родительские установки
в школьном возрасте еще отличаются подвижностью (Маленова, 2018). Вместе с тем,
скорость социальных изменений заставляет исследователей регулярно проводить
мониторинги в сфере брачно-семейного поведения молодежи, направленные на
отслеживание новых тенденций, в том числе представляющих угрозу будущему семейному
благополучию.

Мы не стали исключением, направив свои научные интересы на изучение гендерных особенностей представлений о родительстве в старшем школьном возрасте. В
рамках пилотного среза мы обследовали учащихся 15–17 лет (N=80: 42 девочки и 38
мальчиков) нескольких средних учебных заведений г. Омска. С помощью методики ДАР
(диагностика альтернатив родительства) (Маленова, 2021), направленной на оценку
предпочтения той или иной модели родительства из предложенных десяти с помощью
процедуры ранжирования, было выявлено, что девушки и юноши старшего школьного
возраста ориентированы на биологическое малодетное родительство, допуская появление
детей в результате усыновления и ЭКО. Вполне вероятными альтернативами также
независимо от пола опрошенных являются многодетное и сводное (принятие и воспитание
ребенка партнера) родительство. Причем обе эти формы для девушек оказались более
приемлемыми, чем для юношей (Uэмп. = 625 и 596,5, р ≤ 0,05). Аутсайдерами выступают
одинокое родительство (как вынужденное, так и вследствие изначального сознательного
выбора), а также суррогатное.

Одной из тревожных тенденций можно считать относительную лояльность девушек к сознательно бездетному браку (чайлдфри) на фоне его категорического отрицания юношами (Uэмп. = 455,5, р ≤ 0,01). Отчасти эти результаты были подтверждены с помощью методики РОД (Ролевой опросник деторождения) М. Н. Родштейн (Родштейн, 2006): в подростковом возрасте генофобия в сочетании с репродуктивной пассивностью являются доминирующими паттернами — их поддерживают 45,24% опрошенных девушек и 65,79% юношей. Вероятность позитивного прогноза в отношении родительских установок дают результаты 38,1% девушек и 15,79% юношей, ориентированных на генофилию и репродуктивную активность. Причем последняя у девушек выражена сильнее, чем у юношей (U = 545,5, р ≤ 0,01). Это согласуется с данными, полученными благодаря опроснику
Р. В. Овчаровой «Отношение к родительству» (Овчарова, 2006). Девушки отличаются большей устойчивостью освоения родительской роли, при этом юноши оценивают ее более стереотипно (U = 623,5, р ≤ 0,05).

С учетом формирования в современном обществе модели «проницаемой семьи»
(Поливанова, 2015), в которой один родитель и ребенок образуют устойчивую структуру,
которая может временно включаться в другие подобные структуры, можно предположить,
что к такому перемещению более склонны девушки, поскольку для них сводное
родительство более приемлемо, чем для юношей. В то же время девушки более склонны и
к формированию бездетной семьи, что можно связать с их ориентацией на самореализацию
в профессиональной и других жизненных сферах. Допускаем, что позиция «чайлдфри» не
является устойчивой и связана в подростковом возрасте в большей степени с
откладыванием родительства до того момента, когда будет достигнут ожидаемый уровень
образования, профессиональной реализации, карьерного роста, социального статуса,
финансового благополучия. Но, с учетом особенностей репродуктивной активности и
ресурсов организма, такое смещение времени деторождения может привести к другим
следствиям, например, использованию женщинами вспомогательных репродуктивных
технологий и повышению статуса родительства в результате ЭКО.

Таким образом, гендерная специфика субъективной картины родительства в
подростковом возрасте отражает одновременное допущение девушками нескольких
альтернатив, в том числе имеющих разнонаправленный характер — отказ от рождения
ребенка, многодетность и сводное материнство. При этом более приоритетными формами
будущего родительства для старшеклассников независимо от их гендера являются
биологическое и малодетное.

Библиография
  • Абдуллина, С. А. (2018). Представления о родительстве у детей дошкольного, младшего школьного и подросткового возраста: Дисс. ... канд. психол. наук. М.
  • Борисова, С. Н., Седельникова, Ю. Р. (2018). Соотношение ценности материнства и психологической готовности к материнству с основными жизненными мотивами и ценностями у молодых женщин-студенток. Вестник ПГГПУ, Сер. 1. Психологические и педагогические науки, 1, 119–129.
  • Жупиева, Е. И. (2015). Особенности психологической готовности к материнству студенток. Сибирский психологический журнал, 56, 100–108.
  • Маленова, А. Ю. (2018). Гендерные особенности репродуктивных установок в школьном возрасте. Интериал, 1(4), 132–141.
  • Маленова, А. Ю. (2021). Экспресс-диагностика родительских установок учащейся молодежи. Герценовские чтения: психологические исследования в образовании, 4, 378–385.
  • Овчарова, Р. В. (2006). Родительство как психологический феномен. Учебное пособие. М.: Московский психолого-социальный институт.
  • Поливанова, К. Н. (2015). Современное родительство как предмет исследования. Психологическая наука и образование, 7(3), 1–11.
  • Попова, Л. А., Шишкина, М. А. (2016). Брачно-семейные и репродуктивные установки современной молодежи. Проблемы развития территории, 5(85), 57–71.
  • Родштейн, М. Н. (2006). Гендерно-ролевая идентичность как фактор репродуктивной установки женщин: Дисс. .... канд. психол. наук. Самара.
Для цитирования:
Авторы: Маленова А.Ю.
Выпуск: №3 (21) 2022
Страницы: 63-65
Раздел: Практика
URL: https://familypsychology.ru/practice/parental-alternatives-in-adolescence
DOI: 10.24412/2587-6783-2022-3-63-65