ПРАКТИКА DOI — 10.24412/2587-6783-2021-4-5-16 статья на киберленинке

Сложности преподавания теории семейных систем Мюррея Боуэна

Варга Анна Яковлевна
НИУ ВШЭ, факультет социальных наук, департамент психологии

Варга Анна Яковлевна
• Кандидат психологических наук
• Доцент
• Москва, Россия
• avarga@hse.ru
Мюррей Боуэн — автор теории эмоциональных систем. Она обширная, претендующая на всеохватность. Подход развивается, ему обучают.
Обсуждается процесс преподавания теории студентам. Разъясняются понятия, трудные для усвоения, такие как «эмоциональная система», базовый уровень дифференциации, «эксперименты над отношениями». Описываются приемы практической работы, коучинг. Приводится случай из практики.
Ключевые слова: теория эмоциональных систем Мюррея Боуэна • преподавание • уровень дифференциации • детриангуляция
Difficulties of teaching Bowen theory of family systems
Anna Varga
• PhD
• Assistant professor
• Moscow, Russia
• avarga@hse.ru

Murray Bowen is the author of the theory of emotional systems. It is vast, claiming to be all-encompassing. The approach is evolving and being taught.
The process of teaching students is discussed. Concepts that are difficult to understand such as the «emotional system», the basic level of differentiation, «relationship experiments» are explained. Techniques and methods of therapy and coaching are described. A therapeutic case is given.

Keywords: Bowen emotional system theory, training, level of differentiation, detriangulation.
Введение
Взгляд на семью как на эмоциональную систему, т. е. такую систему, которая организуется вокруг эмоционального обмена между людьми во многих поколениях, развивал Мюррей Боуэн.
Этот подход активно применяется сейчас. Его преподают студентам. При этом на русском языке существует один сборник базовых текстов — это Теория семейных систем Мюррея Боуэна (2008), изданный после обучающего курса по теории М. Боуэна, который провели в Москве его ученики и коллеги Кэтрин Бэйкер и Питер Тайтельман более 20 лет назад в 2000—2001 гг. Обучать подходу Боуэна сложно. Его теория объемная, разветвленная. Практическая часть осуществляется длительно. Клиенты Боуэна приходили к нему редко, примерно раз в месяц. Между встречами они выполняли домашние задания, которые затем обсуждали на сеансах. В рамках учебного курса показать такую работу студентам невозможно. Обычно преподаватель демонстрирует какие-то элементы подхода. Из-за этого у студентов складывается разорванное и неполное представление о методе. Цель этого текста — показать типичные ошибки, которые «поселяются» в головах студентов, и предложить некоторые возможности их преодоления.

Все сложности преподавания/усвоения подхода Мюррея Боуэна можно разбить на две группы. Первая группа — это сложности в понимании теории Мюррея Боуэна, вторая группа — это незнание методик и техник психологической работы в этом подходе.
Сложности в понимании теории М. Боуэна
I.1. М. Боуэн считал, что дисфункция семьи заключается в нарушениях в эмоциональной системе. Боуэн полагал, что эмоциональная система человеческой семьи во многом подобна эмоциональной системе всех социальных животных, начиная с колонии муравьев и заканчивая стаей шимпанзе. Под эмоциями Боуэн понимал поведение, продиктованное необходимостью адаптации к среде. Студентам трудно в этом разобраться по разным причинам.
Во-первых, потому что сам по себе эволюционный взгляд на социальные системы человечества, который помещает их в один континуум с социальными системами животных, уникален. Он идет в разрез с антропоцентрической традицией, преобладающей в поле психологической мысли и практики. Вслед за А. Н. Леонтьевым поколения психологов в течение многих десятилетий считали, что человеческие формы жизни, «человеческая трудовая деятельность» принципиально отличны от психики животных. «…с переходом к человеку меняются и сами законы, управляющие развитием психики. Если на всем протяжении животного мира теми общими законами, которым подчинялись законы развития психики, были законы биологической эволюции, то с переходом к человеку развитие психики начинает подчиняться законам общественно-исторического развития» (Леонтьев, 1969, с. 143). Психодинамический подход, который долгое время был единственным, также полагал человеческую психику вне общеэволюционного процесса. Большинство студентов разделяют этот дискурс, вольно или невольно.

Во-вторых, существует известная терминологическая путаница. В отечественной традиции, вслед за Кэрролом Изардом (2008), под эмоциями понимаются состояния человека. Т. е. человек находится в эмоциональном состоянии — радуется, удивляется. В теории Боуэна эмоции — это неконтролируемое и часто неосознаваемое поведение. Типичные примеры такого поведения: питание, поиск безопасности, размножение, выкармливание потомства, защита территории, защита вида и т. п. Эмоции человека и животных во многом совпадают. Они подчиняются одним законам — законам обеспечения наилучшего выживания для себя и своего потомства. Осознаваемая часть эмоций — это чувства, переживания. Чувства сильно влияют на человеческое поведение. «Фактически, чувства имеют бóльшее влияние на социальные процессы, чем мышление. Люди познают свои чувства, ощущая их, постигая их на собственном опыте. По контрасту с этим эмоции не ощущаются. Влияние эмоций проявляется в том, что люди и другие организмы делают или не делают в заданной ситуации» (Керр, Боуэн, 2008, с. 42). Чувства проявляют себя как интеллектуальное или когнитивное осознание наиболее поверхностных аспектов эмоциональной системы. Помимо эмоций выделяется также интеллект, интеллектуальная система, которая управляет поведением, основанным на взглядах, принципах, ценностях, помимо, естественно, трезвой оценки ситуации. «Вот пример эмоциональной реакции, проявляющейся одновременно в эмоциональной, интеллектуальной системах и системе чувств: некто реагирует на неодобрение уходом, дистанцированием (эмоционально укорененный ответ, встречающийся во всех формах жизни), чувством печали (чувство, испытываемое только высшими формами жизни), ощущением своей неадекватности (несомненно, свойственным только человеку» (Керр, Боуэн, 2008, с. 44). Вышеприведенные определения и цитаты подводят студента к краеугольной концепции Боуэна — к дифференциации «Я». Вводя понятия эмоциональной системы и интеллектуальной системы, М. Боуэн обозначает полюса, варианты отношений между которыми (слияние, дифференцированность, совместность, отдельность) определяют уровень функционирования индивидуума, семьи, организации, общества. Именно поэтому в процессе преподавания подхода Боуэна очень важно, чтобы студенты правильно понимали, что такое эмоции и эмоциональные системы. Для облегчения понимания и развития эволюционного взгляда на человеческие системы полезно проводить семинарское занятие (в крайнем случае рекомендовать для самостоятельного изучения) по следующим источникам:
1
Франс де Вааль. Истоки морали. В поисках человеческого у приматов. 2014.
2
Франс де Вааль. Политика у шимпанзе. Власть и секс у приматов. 2014.
3
Франс де Вааль. Наша внутренняя обезьяна. Двойственная природа человека. 2021.
4
Роберт Сапольски. Биология поведения человека. Лекции. Интернет-ресурс.
I. 2. Уровень функционирования — еще одно трудно постижимое понятие теории. Нередко студенты считают, что высокий уровень функционирования — это про успешность и самореализацию индивида. Это не совсем так. Высокий уровень функционирования связан с высоким уровнем дифференциации. Уровень функционирования не связан ни с богатством, ни с образованием. Чем выше уровень дифференциации, тем лучше функционирование. Высоко функционирующий человек может быть с низким интеллектом, он может быть необразованным. Главное — это способность быть устойчивым в стрессогенных ситуациях. Высокий уровень функционирования — это еще и хорошая адаптация к среде, устойчивые и длительные внутри- и внесемейные связи, эффективные копинг-стратегии, и все это не в одном поколении, а в нескольких поколениях одной семьи. Боуэн считал, что система «открытых» взаимоотношений с расширенной семьей — это хороший механизм для уменьшения тревоги в эмоциональной системе (Боуэн, 2008, сс. 81−107). При высоком уровне функционирования не бывает эмоциональных разрывов. Какие бы ни были отношения, возможность контакта ради контакта сохраняется. Функциональная позиция человека — это понятие, связанное с понятием уровня функционирования. Чем более ригидна функциональная позиция человека в семье, тем ниже его уровень функционирования. Студенты часто полагают, что гиперфункционал — это высоко функционирующий человек. И, соответственно, что гипофункционал — это низко функционирующий человек. На самом деле они оба находятся на одном уровне функционирования — низком. Эти позиции развиваются в паре для того, чтобы уменьшать тревогу. Функциональная позиция, свободная (в идеале) от реактивности, основанная на личных убеждениях, прозрачная, коммуницируемая — это Я-позиция. Четко сформулированная Я-позиция требуется людям в моменты жизненного выбора, решения моральной дилеммы, во времена стресса. В процессе терапии есть непременный этап, когда происходит определение Я-позиции клиентов. Материалы, которые полезно предлагать студентам для освоения понятий «уровень функционирования», «функциональная позиция»: E. O. Wilson, Sociobiology: the New Synthesis, 1978; Синдром выученной беспомощности. эксперимент М. Селигмана, 1975.
I.3. Студенты обычно с трудом принимают идею о том, что базовый уровень дифференциации человека невозможно изменить в одном поколении семьи.

Уровень дифференциации — это краеугольный камень теории эмоциональных систем. Уровень дифференциации определяет то, насколько отделены (дифференцированы) друг от друга интеллектуальная и эмоциональная системы в человеке, насколько они способны функционировать самостоятельно, не связанно друг с другом в ситуациях высокой тревоги. В своей социальной проекции уровень дифференциации определяет, в какой мере человек способен сохранять баланс между самостоятельным, индивидуальным функционированием и совместностью с другими людьми, иначе говоря, насколько человек способен оставаться собой и одновременно быть включенным в отношения с другими людьми. Различают базовый и функциональный уровни дифференциации. Базовый уровень определяет дифференциацию, свойственную человеку как индивиду. Базовый уровень дифференциации также относится к семье. Т. е. мы можем судить об уровне дифференциации семьи как эмоциональной единицы. Человек получает свой базовый уровень дифференциации в наследство от предшествующих поколений, и он остается в целом неизменным в течение жизни человека. Диагностика базовой дифференциации возможна при наблюдении за людьми в стрессовых ситуациях. Базовый уровень дифференциации может быть изменен в поколении потомков. Если ребенок оказался объектом проекций, его уровень дифференциации, скорее всего, понизится, а если ребенок рос свободно в благополучной обстановке, и его родители были в периоде благополучия, то его базовый уровень дифференциации, скорее всего, повысится. Соответственно, есть высокая вероятность, что уровни дифференциации тех семей, которые они создадут, в одном случае будут ниже, чем в другом. Функциональный уровень дифференциации — это результат осознанных усилий, выученного поведения, которое человек применяет в стрессовых обстоятельствах. Функциональный уровень дифференциации меняется в пределах индивидуальной жизни. Именно он меняется в результате психотерапии. Это немало, повышение функционального уровня дифференциации серьезно улучшает качество жизни.
Для различения базового и функционального уровня дифференциации полезно обсуждение семейных диаграмм студентов в группе. Если проводить обсуждение диаграммы по методике, предложенной М. Керр и М. Боуэном (Теория семейных систем, 2008, сс. 224−305), именно в группе, то студенты получают более целостное представление о функционировании семейной системы. Подробное знание о своей семье у одного студента за время обучения не возникает.
Сбор информации обычно длительный процесс. Анализ разных диаграмм, где можно видеть разные «подсветки» то одного параметра семейной системы, то другого, создает более полноценное суммарное знание. Роль преподавателя в этом процессе также может быть разной. Если в группе очевидно непонимание отличий базового и функционального уровня дифференциации, преподаватель может фокусировать обсуждение на таких моментах как:

⦁ стрессоры в ядерной и расширенной семьях;
⦁ кто как вел себя в стрессе;
⦁ чем поведение семейных систем отличалось в стрессе и в спокойные периоды жизни.

Базовый уровень дифференциации можно оценить, если обсуждать информацию о расширенной семье в нескольких поколениях.

Например, генограмма семьи Осецких из романа «Лестница Якова» Людмилы Улицкой (Варга, Новгородова, 2017) иллюстрирует, как снижался базовый уровень дифференциации семьи из-за социальной травмы, что привело к появлению социальной дисфункции (наркомании) в предпоследнем поколении потомков.
Как видно, стрессором, который сильно повлиял на расширенную семью, было социальное насилие — война и репрессии, через которые прошел Яков Осецкий. Брак его не сохранился, его потомки страдали от рака, что в теории Боуэна считается признаком снижения дифференциации на клеточном уровне (Керр, Боуэн, 2008, сс. 37−81). Функциональный уровень при этом был неплохим у семьи. Люди создавали семьи, рожали детей, работали. Но в каждом поколении проявлялся низкий базовый уровень дифференциации. Ни одна семья не сохранилась в своем исходном виде. Люди разводились, отношения с детьми были то слишком тесными и слитыми (Мария и Генрих), то дистантными (Нора и ее родители). Потомство было нездоровым. Количество потомков — минимально. Хочу обратить внимание, что социального насилия в поколениях после Якова Осецкого у семьи не было.

рисунок #1. Генограмма семьи Осецких из романа «Лестница Якова» Людмилы Улицкой.
I.4. Еще одну концепцию теории Боуэна важно здесь уточнить — это концепция о треугольниках. Наблюдая за эмоциональной системой ядерной семьи, М. Боуэн выделил структурный элемент — треугольник (Боуэн, 2008, сс. 81−107). Треугольники — это наименьшая единица в эмоциональной системе. Базовый треугольник — это родители и ребенок, но он не единственный, существуют многочисленные треугольники в ядерной и расширенной семьях, вообще в любой социальной системе. В частности, первый треугольник, о котором размышлял Боуэн, был треугольник, состоящий из супружеской пары и психотерапевта (Боуэн, 2008, с. 82).
Треугольник — это специальная коммуникативная структура для переадресации, раздувания или снижения тревоги. Пара — это нестабильное образование. Трудно находиться в диаде (A + B) и фокусироваться на собственных мыслях, чувствах и выборах поступков. Когда в паре растут тревога и напряжение, тот человек, который чувствует себя хуже, у кого тревога больше, переводит фокус на третьего человека — D, который затягивается в пару как третий элемент. Его роль — снизить тревогу между A и B. Вариантов функционирования D в треугольнике несколько.

Например, А снижает тревогу в отношениях с В, старается сблизиться с D. Если D идет навстречу, то образуется два инсайдера — А и D, и В оказывается в позиции аутсайдера. Тогда уровень напряжения увеличивается между В и D. Классический пример: супруги поссорились, и один из них уезжает в родительскую семью или начинает больше общаться с мамой/папой. Второй член пары оказывается в отдалении, в нем копится напряжение в отношении тещи/свекрови. Супруги потом мирятся, а про свекровь/тещу анекдоты создаются. Пример такой динамики на рис. 2.

рисунок #2. Динамика в треугольнике, сближение A и D.
Другой вариант динамики в треугольнике, когда А и В отрицают напряжение внутри своей пары, переадресуют проблему D или назначают его врагом. Напряжение между А и В снижается из-за объединения против или в связи с D (рис. 3).

Всем знакомый пример, когда супруги объединяются вокруг симптоматического поведения ребенка и не решают свои проблемы.

Треугольники, как правило, дисфункциональны, их очень много при низком уровне дифференциации семьи. Треугольник в моменте понижает тревогу в системе, но стратегически ничего не решает. Это структура, в которой просто циркулирует тревога, где инсайдеры и аутсайдеры меняются местами. В любой социальной системе существует множество взаимосвязанных треугольников. Например, в случаях очень высокой тревоги в семье треугольник выплескивается за пределы семьи в социум, например, когда семья вызывает полицию в связи с конфликтом. Понятие треугольника не менее важно, чем понятие уровня дифференциации.

рисунок #3. Динамика в треугольнике, объединение A и B против D.
В традиции преподавания теории Боуэна укрепилось неверное представление о том, что треугольник может образоваться из людей и предметов или процессов. В сборнике «Системная психотерапия супружеских пар» (сост. Варга, 2012) называют треугольник «супружеская пара и телевизор», например. Это связано с недопониманием, к которому автор статьи также причастен и которое теперь, к счастью, может быть исправлено. Мюррей Боуэн специально подчеркивал, что треугольники образуются теми, кто способен актуально обмениваться эмоциями, поведением. Треугольник может быть с людьми (членами семьи, коллегами, учителями) и с домашними животными. Не может быть треугольника с неодушевленным предметом. Члены треугольника как-то ведут себя и реагируют друг на друга. Поэтому не может быть треугольника с идеей, фантазией, религией или институцией (Titelman, 2008, с. 25).
Трудности в освоении основных приемов и техник психотерапии
Цель терапии в трансгенерационном подходе — это повышение функционального уровня дифференциации Я. Базовый уровень дифференциации в одном поколении поменять невозможно, как уже указывалось выше, но и увеличение функционального уровня дифференциации дает очень много. Как это выглядит? Снижается хроническая тревожность, реактивность, люди лучше осознают свое «твердое Я», т. е. то, что им действительно важно и наполнено смыслом. Они научаются слушать себя, происходит изменение фокуса восприятия мира — они меньше смотрят на себя чужими глазами. Улучшается физическое здоровье, отношения в паре становятся более надежными, доверительными. Уменьшается проекция на детей. Работа ведется в смешанном формате. Встречи могут проводиться то со всей семьей, то с парой, то с одним человеком. «Золотой стандарт» — это выбор наиболее дифференцированного члена семьи/пары и работа в основном с ним (Боуэн, 2008, сс. 81–107). Когда клиент обретает я-позицию, меняет свое функционирование, меняются все члены его семьи, как элементы семейной системы.

Обычно терапевтический процесс начинается с построения семейной диаграммы. Она нужна для исследования семьи происхождения, понимания трансгенерационных процессов. Семейная диаграмма — хороший инструмент для того, чтобы структурировать стрессоры, которым подвергалась семья в разных поколениях. Функция ее состоит в том, чтобы собрать важную информацию о многопоколенной семье в относительно короткое время и представить себе дорожную карту процесса психотерапии. Боуэн разработал обозначения для семейной диаграммы. Подробнее можно посмотреть в главе Инны Хамитовой «Повышение дифференциации "Я". Теория семейных систем М. Боуэна» (Системная семейная терапия: Классика и современность, сост. Черников, 2005).

Исследование своей расширенной семьи необходимо для того, чтобы клиент понимал процессы трансгенерационной передачи, видел, где факты его собственной жизни и его собственные реакции, а где он унаследовал паттерны поведения, реагирования и чувствования от семьи происхождения. Кроме того, восстановление семейной истории, общение со всеми живыми родственниками, не для «любви и дружбы», а для контакта, Боуэн полагал целительным. Подробная семейная диаграмма строится долго, содержит много информации. Чтобы составить подробную семейную диаграмму, клиенту обычно приходится собирать недостающую информацию. В России обычно известны только три-четыре поколения предков, много эмоциональных разрывов. В зависимости от запроса клиенту бывает необходимо прицельно собирать информацию об основных стрессорах, которые настигали семью, о миграциях, о болезнях членов семьи, о людях, память о которых утрачена в силу тех или иных причин. В процессе сбора информации преодолеваются эмоциональные разрывы, поскольку клиенту приходится общаться и собирать сведения у всех родственников.

При обучении подходу Боуэна полезно просить студентов строить свою семейную диаграмму, собирать информацию о семье своего происхождения, о расширенной семье и обсуждать это в учебной группе. Однако в связи с тем, что понятие «травмы» стало толковаться очень расширительно, что сопровождается, разумеется, повышением сензитивности студентов, многие преподаватели предпочитают на занятиях обсуждать генограммы литературных героев и героев фильмов. Это не полезно для обучения теории Боуэна. Подчеркну, что в специализированных тренинговых программах в центрах в Питтсбурге или в Джорджтауне все студенты исследуют именно свою семью. Мой опыт преподавания показывает, что недоверие и ранимость студентов преодолеваются, если преподаватель обращается к их профессиональной идентичности, к профессиональной позиции. Получение суммированных знаний о семейной диаграмме, способность сохранять профессиональную позицию в студенческой группе, преодоление своей тревоги — это сам по себе опыт, полезный для боуэновского терапевта. Если студент больше сосредоточен на том, чтобы оберегать свой покой, то это, скорее всего, является противопоказанием для занятия помогающей деятельностью.

В работе с дифференциаций Я выделяют четыре части, или шага (Meyer, 2014). Первые два шага осуществляются с помощью семейной диаграммы.
1
Сбор исторических фактов и эмоциональных паттернов расширенной семьи. В этом процессе очень важна позиция терапевта. Она должна быть вдумчивой, нейтральной и внимательной. Тогда клиенты так же начинают интересоваться историей своего рода с исследовательских позиций, выделяют ключевые события, которые оказали существенное влияние на семью, определяют связи между событиями и эмоциональными паттернами. Например, типичные события, которые усиливают тревогу в расширенной семье — это события, связанные с социальной травмой. Обычно в каком-то поколении прапредков случался эпизод социального насилия — арест, ссылка, голодомор, убийство, без вести пропавший человек, допустим, на войне. Такие события (факты) перерабатываются в эмоциональном поле семьи по-разному. Тревога в семейной системе может быть так сильна, что родственники как будто забывают о пострадавшем человеке. Это эмоциональный разрыв. Если тревога ниже, уровень дифференциации семьи выше, то родственники стараются сохранять память, контакт (навещают в лагере, есть обряды памятования). Это варианты эмоциональной реакции семьи на стресс. В зависимости от этого формируется разная трансгенерационная передача и развиваются разные последствия для потомков. Со студентами полезно обсуждать статью К. Бейкер и Ю. Гиппенрейтер (2008).
2
Обсуждение фактов личной истории и понимание связи между фактами и собственными эмоциональными паттернами. В этом подходе очень важно «научить» клиента разнице между фактами и их интерпретацией. Субъективная интерпретация фактов, нередко потеря фактов в потоке переживаний и есть проявление эмоционального процесса. Отделение фактов от их интерпретации так же «работает» на повышение функционального уровня дифференциации. Приведу случай из своей практики. Обратилась молодая женщина, она живет с мамой. Отношения с мамой конфликтные. У мамы есть любовник, который иногда остается в квартире, ночует. Клиентка пришла на сеанс в слезах, тревоге. Рассказывала, что мамин любовник нанес ей психическую травму, что был эпизод сексуального насилия. Долго рассказывала, какой этот любовник «мерзкий», как хорошо они жили с мамой, пока он не появился, как она страдает от его присутствия, манер, плохого отношения к себе. С большим трудом удалось понять, что же произошло. Клиентка была в ванной, забыла запереть дверь. Она заснула в ванной, наполненной водой. Мужчина вошел, она проснулась, он извинился и вышел. Клиентка с трудом согласилась после еще одного сеанса, посвященного этому факту, что сексуального насилия не было. После этого обсуждались функциональные позиции мужчин в семейной диаграмме, эпизоды насилия, которые испытывали бабушка и прабабушка, как информация об этом доносилась до клиентки, до ее мамы.
3
Выстраивание стратегии личных изменений. Она начинается со снижения собственной реактивности, наблюдения за собой и другим в стрессовом взаимодействии и затем выбора Я-позиции. Например, в случае с клиенткой, которая уснула в ванной, была выстроена программа разговоров с бабушкой и мамой, где клиентка выясняла, какие были события, связанные с мужским насилием разного рода в поколениях семьи и как бабушка и мама их переживали. По сути, с этого шага начинается коучинг клиента.

Коучинг более подробно описан ниже в разделе «Эксперименты над отношениями». Среди прочего с клиентом обсуждаются жизненные принципы, которые помогают принимать решения и совершать поступки в сложных жизненных обстоятельствах. Примеры жизненных принципов: всегда проси прощения за свои ошибки и неправильные поступки и старайся возмещать ущерб, который ты нанес родственникам. Или: старайся присутствовать на всех важных семейных событиях.
4
Работа над выстраиванием устойчивого функционирования. Считается, что эту работу человек ведет всю жизнь. Например, человек начинает понимать, что определенные решения и поступки продиктованы стремлением к одобрению, а не личными убеждениями. В терапии обсуждается, что человек мог бы делать иначе либо не делать вообще. Затем строится план, как новое поведение человек будет осуществлять. Клиент в своем темпе осуществляет новое поведение. Далее этот новый опыт обсуждается на сеансах.
«Эксперименты над отношениями»
это техника подготовки клиента к новому общению с родственниками. В процессе общения с членами семьи клиенту необходимо понизить уровень тревоги и получить доступ к информации о том, как семья видит проблему и какие механизмы используются для того, чтобы ее поддерживать. Это задания или предписания, которые вырабатываются в процессе терапии. Любое общение с членами расширенной семьи или семьи происхождения должно происходить диадно.
Планируются темы разговора и сценарий, обсуждаются вероятные стрессоры, которые могут поднять тревогу в процессе разговора и привести к реактивности. Планируются те приемы, которые может использовать клиент для того, чтобы контролировать свою реактивность.

Обязательная часть экспериментов над отношениями — это выход из треугольников. Процесс состоит из пяти шагов: найти треугольник, определить его структуру, понять, как двигается тревога внутри него (это видно, когда семья находится в стрессе), повести себя не в логике движения эмоций (не реагировать реактивно, сохранять рассудительность) и, в конце концов, через последовательное осуществление своего нового функционирования, привести свою семью к изменениям и повысить свой функциональный уровень дифференциации.
Не менее обязательная часть экспериментов — это преодоление эмоциональных разрывов. Если люди (человек), с которым есть разрыв, живы, то в терапии планируется, каким образом клиент выйдет с ними на связь, как он будет вести себя с этими людьми, как будет преодолевать возможное сопротивление, как будет контролировать свою реактивность. Нет цели достичь сближения, тем более дружбы. Важен контакт ради контакта. Не должно быть «запертых дверей» в многопоколенной семье. Если же человека нет в живых, то примерно по такой же схеме планируются контакты с теми людьми, которые знали покойного. Здесь важно собрать информацию о том периоде жизни умершего, которая происходила после эмоционального разрыва с клиентом. Очень приветствуются обряды памятования, посещение могилы, например. Очень полезно обсуждать со студентами статью Эллен Бенсвангер «Стратегии изучения эмоциональных разрывов» (гл. 10 в «Собственная семья терапевта» под ред. П. Тайтельмана).
Детриангуляция из родительской семьи — важнейшая задача в трасгенерационном подходе. В результате этого процесса клиент снижает свою реактивность, научается строить поведение на основе своих представлений о том, что правильно. Он обретает эмоциональную независимость от родителей, и, в соответствии с системными закономерностями, это приводит к тому, что в своей ядерной семье клиент начинает занимать Я-позицию, опираться на свое «твердое Я». Соответственно, меняется его функциональная позиция и вся жизнь его собственной семьи. Как в любом системном подходе, здесь используются предписания, домашние задания, которые клиент выполняет.

Показать практическую часть подхода Мюррея Боуэна в учебном курсе в полном объеме невозможно. Эффективно сочетать показы случаев с разбором описанных кейсов. Боуэновские терапевты много описывают случаев своей работы, фактически по каждой концепции теории есть несколько представленных кейсов.

Приведем случай психологической помощи в подходе Мюррея Боуэна с вопросами и заданиями для студентов. Задания для студентов выделены курсивом.

Обратилась женщина 42 лет. Одинокая и бездетная, очень успешная в карьере. Запрос: понять, где она делает ошибки в построении отношений, ей хотелось бы прочных отношений, родить ребенка.

Клиентка — старший ребенок в семье. У нее еще есть брат. Отец — военнослужащий, после демобилизации в 90-е года занялся бизнесом вместе с бывшими сослуживцами, был очень успешен, в 2010-х годах разорился, потерял бизнес. Мать — врач общей практики. Сейчас на пенсии.

Сиблинг: брат «странный», много болел в детстве, одинокий, живет с родителями.

Задание: нарисуйте диаграмму этой семьи исходя из полученной информации

Стрессоры ядерной семьи
1
Частые переезды в связи со службой отца до его демобилизации. Клиентка сменила 5 школ, пока семья в 90-е не осела.
2
Болезни брата — стафилококковая инфекция, которую ему занесли в роддоме, рос слабым, частые пневмонии. Мать очень пугалась болезней сына, много им занималась. В треугольнике мать-брат-клиентка клиентка была аутсайдером.
3
Резкое улучшение финансового положения отца, что повлекло за собой смену круга общения, места жительства, уровня потребления. Клиентка в это время училась в институте в другом городе, жила в плохих условиях в общежитии.
4
Отец разоряется, теряются мечты, но в то же время семья не обнищала и сохранила ту недвижимость, которая была приобретена в благоприятный период.

Сформулируйте вопросы, которые вы задали бы этой клиентке. Сформулируйте цель и задачу этих вопросов. К какому этапу работы по повышению дифференциации Я клиентки эти вопросы относятся.
Обе семьи предков по обеим веткам, материнской и отцовской, пострадали от социальных травм. По линии отца было раскулачивание, по линии матери эмоциональный разрыв на уровне прапредков, прадед был арестован в 1939 г., и дальнейшая его судьба никогда не обсуждалась, неизвестно, что с ним стало. В обеих ветках высокий уровень тревоги. Основной способ снижения тревоги — проекция на ребенка в семье матери, социальная дисфункция (алкоголизм) в семье отца.

Дополните семейную диаграмму

Все вышеизложенное отражает первый шаг работы по повышению функционального уровня дифференциации Я — сбор фактов и паттернов эмоционального реагирования в расширенной семье (в данном случае в семье происхождения).
Далее описан второй шаг: обсуждение фактов личной истории и понимание связи между фактами и собственными эмоциональными паттернами.

Функциональная позиция клиентки. Клиентка гиперфункционал. Мать триангулировала ее, когда у нее были конфликты с отцом. В то время, когда мать занималась проблемами с братом, лежала с ним в больницах, клиентка эмоционально присоединялась к отцу, брала на себя хозяйственные дела. Так что в треугольнике клиентка-мать-отец клиентка занимала позицию зажатого между. Сейчас она основной источник финансовой помощи для родителей и для брата. Клиентка ежедневно звонит родителям, расспрашивает, как дела и какие проблемы. Сама не рассказывает о себе, никогда не жалуется, хотя имеет много обид на своих родителей и на брата. Словом, она всегда коммуницирует сверху вниз. Такая же позиция сохраняется у нее в отношениях с мужчинами. Она выбирает низко функционирующих мужчин, много им помогает, терпит прохладное к себе отношение, пьянство, измены. В отношениях дистантная, скрытная. Гиперфункционирование — это способ клиентки снижать тревогу через то, что она занимает более статусную позицию в паре, все держит под контролем, эмоционально не привязывается из-за страха сильной душевной боли, когда наступит расставание. Отношения заканчиваются, когда клиентка сталкивается с открытыми изменами, растратой партнерами ее денег и т. п.

Опишите, какие взаимосвязанные треугольники полезно обсудить с клиенткой. Сформулируйте вопросы о функциональной позиции клиентки в этих треугольниках.
Эксперименты над отношениями
⦁ Построение подробной семейной диаграммы.

Повторюсь, в семье был эмоциональный разрыв по ветке матери, первые предписания были направлены на преодоление этого разрыва. Клиентка переговорила с матерью, другими родственниками, обратилась к архивам и выяснила судьбу своего прадеда. Он был арестован и довольно быстро расстрелян. Всю эту информацию она сообщила родственникам.
Обсудите, какой возможный эффект этот разговор окажет на расширенную семью.

Информация о родственниках снижает уровень тревоги в семейной системе, да и вообще в социуме. До сих пор существует поисковое движение, которое идентифицирует и хоронит останки солдат, погибших во время ВОВ. Потребность знать судьбу родных свойственна нам как человеческому виду. Когда клиентка собрала родственников и рассказала про судьбу своего прадеда, она восстановила поколенную связь, она объединила на время родственников и тем самым повысила свой статус в семейной системе непривычным образом через помощь и контроль.

⦁ Обсуждение того, как формировалась ее гиперфункциональность, выстраивание диадных отношений с каждым, обсуждение этих событий с матерью и отцом.

На этом этапе эксперимента над отношениями клиентка прежде всего выясняла, что происходило с ее родителями, как они воспринимали те эпизоды жизни семьи, когда клиентка триангулировалась. Например, как отец переживал отдаление своей жены в связи с появлением нездорового сына.

2.1. Cписок обид и стрессоров в ее собственной жизни. В чем смысл этого задания?

2.2. Планирование разговоров по поводу ее обид и стрессоров с родителями по отдельности.

Выбирается самый легкий стрессор для начала. Клиентка выбрала поговорить с родителями про период, когда у отца развивался бизнес. Отдельный разговор с каждым показал ей, что появление богатства не было для ее родителей значимым событием. Интересно, что и утрата бизнеса не травмировала родителей так, как полагала клиентка. Отца всегда интересовало только дело, а мать всегда была аскетична в своих потребностях. Терапевтический эффект заключался в том, что у клиентки расширилось понимание событий, она смогла провести диадные разговоры (их было два с матерью и один с отцом, в течение месяца) не с позиции «сверху». Кроме того, это был опыт детриангуляции, который происходит при диадном общении не про третьего члена треугольника, а про того, с кем говоришь. С папой про папу, с мамой про маму. После этого клиентка смогла обсудить так же с каждым по отдельности свою обиду на то, что семья богатела, деньги были, а она жила очень плохо в это время в студенческом общежитии, страдала от бедности, от домогательств, от поборов коменданта и т. п. Каждый родитель отнесся с большим сочувствием, она не рассказывала родителям, как ей было трудно, они не догадывались, потому что в это время у отца развивался бизнес, он был этим очень поглощен, а мать занималась здоровьем брата. После этих разговоров клиентка почувствовала облегчение. Гнев на родителей снизился.

2.3. Снижение реактивности.

Клиентка отслеживала моменты, когда у нее повышалась тревога в общении с семьей и старалась в эти моменты вести себя максимально пассивно, по возможности ничего не делать, но не выпадать из общения. Задача была наблюдать за своей тревогой, понимать триггеры, которые ее вызвали, но не реагировать вовне. Далее следующий этап — клиентка старалась в моменты собственной высокой тревоги коммуницировать только то содержание, которое ей казалось важным и уместным. Она отслеживала интенции на гиперфункционирование. Ничего не делала без просьбы. Все это она фиксировала в дневнике, который обсуждался на сеансах.

3. В начале терапевтического процесса у клиентки не было никаких отношений, кроме старого любовника.

Он появлялся и пропадал в своем режиме, мог отсутствовать в течение нескольких месяцев, не скрывал свои связи с другими женщинами. Высокий уровень тревоги в этих отношениях клиентка снижала, как обычно, предложением помощи. В процессе терапии клиентка с ним рассталась. Много обсуждалось, что клиентка лучше себя чувствует с теми мужчинами, которые ниже ее по социальному и материальному положению. С более успешными мужчинами возникает страх отвержения, неуспеха, своей неадекватности: «со свиным рылом в калашный ряд». Когда уровень гиперфункционирования по отношению к родителям и брату снизился, она стала обращать внимание на тех мужчин, на которых раньше не претендовала. Семьи она пока не создала, но свою функциональную позицию в общении с мужчинами изменила.
Заключение
Привлекательность подхода М. Боуэна заключается в том, что он, не будучи постклассическим по своей методологии, позволяет работать не со всей семьей, как в классической системной семейной психотерапии, а с одним членом семьи. Обычно он очень востребован студентами.

Опыт преподавания теории М. Боуэна в России показывает, что принятые способы преподавания не позволяют научить работать в этом подходе, а только знакомят студентов с ним. Это связано прежде всего с тем, что ни в одном учебном плане не может быть отведено столько времени на обучение, сколько необходимо. Выходом может быть разработка курса повышения квалификации или дополнительного образования по освоению подхода Мюррея Боуэна.
Библиография
• Бейкер, К. & Гиппенрейтер, Ю. Б. (2008). Влияние сталинских репрессий на жизнь семьи в трех поколениях. В К. Бейкер & А.

• Я. Варга (Ред.), Теория семейных систем Мюррея Боуэна (сс. 419–453). М.: Когито-центр.
• Бенсвангер, Э. (1987). Стратегии изучения эмоциональных разрывов. В P. Titelman (Ed.), The Therapists Own Family: Toward the Differentiation of Self, (глава 10). Jason Aronson, Inc.

• Боуэн, М. (2008). О процессах дифференциации своего Я в родительской семье.

• В К. Бейкер, А. Варга (Ред.), Теория семейных систем Мюррея Боуэна (сс. 81–107). М.: Когито-Центр».

• Варга, А. Я., Новгородова, К. Ю. (2017). Реакции семьи на социальные травмы ХХ в. (анализ художественных произведений). В Г. Т. Базарова (Ред.), От индивида к системе: консультирование и психотерапия. Вып. 2 (сс. 7–31). М.:Издательство «Перо».

• Де Вааль, Ф. (2014). Истоки морали. В поисках человеческого у приматов. «Династия», с. 373.

• Де Вааль, Ф. (2014). Политика у шимпанзе. Власть и секс у приматов. Издательство НИУ ВШЭ, с. 267.

• Де Вааль, Ф. (2021). Наша внутренняя обезьяна. Двойственная природа человека. АИФ, с. 404.

• Изард, К. (2006). Психология Эмоций (Мастера психологии). СПб.: Питер, с. 460.

• Керр, М. & Боуэн, М. (2008). Эмоциональная система. В К. Бейкер, А. Варга (Ред.), Теория семейных систем Мюррея Боуэна (сс. 37–81). М.: «Когито-Центр».

• Кливер, Ф. (2008). Слияние и дифференциация в браке. В К. Бейкер, А. Варга (Ред.), Теория семейных систем Мюррея Боуэна (сс. 305–339). М.: «Когито-Центр».

• Леонтьев, А. Н. (1969). Проблемы развития психики. М.: Издательство педагогической академии наук РСФСР.

• Сапольски, Р. (2010). Биология поведения человека. Лекции. [Видео]. YouTube.

•Селигман, М. (1975). Helplessness: On Depression, Development, and Death. San Francisco: W. H. Freeman.

• Хамитова, И. Ю. (2005). Повышение дифференциации «Я». В А. В. Черников (Сост.), Системная семейная психотерапия: классика и современность (сс. 63–139). М.: Класс.

• Meyer, P. (2014) в P. Titelman (Ed.), Differentiation of Self (сс. 279–301).

• Titelman, P. (2008). The concept of Triangle in Bowen's Theory: an Overview. В P. Titelman (Ed.), Triangles. Bowen Family Systems Theory. The Haworth Press.

• Titelman, P. (2014). The Concept of Differentiation of Self in Bowen Theory. В Differention of Self. Bowen Family Systems Theory Perspectives. Routledge.

• Wilson, E. O. (1978). Sociobiology, the New Synthesis. The Belknap Press of Harward University press.
Psychology, 129, 759–768.