практика DOI 10.24412/2587-6783-2022-3-57-59 статья на киберленинке

Толерантность к неопределенности семьи: опыт работы в кризисном подростковом отделении

Лайшева Галина Александровна
кандидат психологических наук, медицинский психолог
ГБУЗ «Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков им. Г.Е.
Сухаревой ДЗ г. Москвы»
Москва, Россия
ivanishuk.galina@gmail.com
Ключевые слова: семейное консультирование подростков, самоповреждающее поведение,
неоконченный развод, нарушения коммуникации, толерантность неопределенности семьи
AMBIGUITY TOLERANCE OF THE FAMILY: THERAPY WITH ADOLESCENTS AT
CRISIS DEPARTMENT
Laysheva Galina
Phd, clinical psychologist
Sukhareva scientific and practical center for mental health of children and adolescents of
Moscow department of public heath
Moscow, Russia
ivanishuk.galina@gmail.com

Keywords: family counseling for adolescents, non-suicidal self-harm, an unfinished divorce,
communication problems, ambiguity intolerance of the family
Неопределенность в семье можно описать через набор характеристик, которым
пользуются исследователи толерантности к неопределенности личности. К этим
категориям относятся: неточность/неполнота или дефицит информации, высокая степень
изменчивости, несовместимость и/или противоречивость требований и правил,
непонятность происходящего (Леонов, 2014).

Кризис сталкивает семью с высокой степенью неопределенности: симптомы
депрессии и самоповреждения воспринимаются как внезапные и пугающие, отношения
резко меняются, и это мотивирует разобраться, что случилось. Задачи семейного психолога
связаны с диагностикой и модификацией дисфункций структуры семьи: выстраивание
границ (чрезмерно размытых или, наоборот, жестких) через разграничение обязанностей и
сфер ответственности, выделение времени для каждой подсистемы особенно в лоскутных
семьях, включения аутсайдеров и преодоление коалиций. Высокая ригидность семей с
психически больными членами требует настойчивого и ясного, последовательного
продвижения идей и модификации устоявшейся структуры.

Другой эффективный способ работы с семьями — соединение коммуникативного
системного подхода и развития навыков в диалектико-поведенческой терапии, в первую очередь валидации. В большинстве семей с подростком, совершившим суицидальную
попытку или имеющим опыт самоповреждения, есть трудности восприятия эмоций, их
называния и реагирования со стороны родителей. С одной стороны, родители нуждаются в
психообразовании, чтобы знать симптомы депрессии и интерпретировать изменения
поведения подростка как проявления ухудшения. А с другой — они часто обесценивают
или игнорируют его эмоциональное состояние. Валидация — способ реакции на заметные
проявления эмоций: внимательное слушание, заинтересованные, но не назойливые
вопросы, описание и называние видимых эмоций без оценки или осуждения или
предложения немедленных решений.

Анализ случаев семей в кризисном отделении позволяет качественно описать
признаки неопределенности семьи и оценить степень выраженности этих параметров.

Разбор обобщенного случая: в больнице на лечении находится девочка-подросток 13 лет с
депрессией и самоповреждениями (порезы); ее отец умер 5 лет назад, мама сейчас
находится в новых отношениях с мужчиной, есть трехлетний брат в новом браке. Родной
отец применял насилие к матери и злоупотреблял алкоголем, что привело к разрыву
незадолго до его смерти.

Насилие в прошлом и не пережитое горе в сочетании с нарушениями коммуникации существенно повышают уровень неопределенности в семье (Боуэн, 2008). Опишем конкретные факторы и признаки неопределенности:

- замалчивание и дефицит информации. Травматический опыт насилия не был
переработан и переосмыслен, воспоминания периодически возникают в
разговоре, эмоционально насыщены и для матери, и для дочери, но не выстроены
в связную нарративную цепочку (девочка утверждает, что ничего не помнит, но
активно инициирует разговор о насилии);
- противоречивость. Горе после утраты отца и мужа конфликтует с
непроясненными травматическими переживаниями и интенсивной злостью и
виной;
- непонятность семейных ролей. Девочка выступает скорее как партнер матери и
конкурирует с отчимом, что фиксируется в их постоянных конфликтах и
выраженной дистанции (невозможно быть в одной комнате, делать общие
семейные дела);
- размывание границ нормального поведения. Насилие в разных формах
воспринимается как естественное, однако чувствительность девочки к нему очень
высока (требует разрыва отношений с отчимом из-за скандалов).

В работе с семьей возникла гипотеза: самоповреждения девочки и обращение за
помощью призваны уменьшить неопределенность семьи — сделать более явным страдание
и горе дочери и матери, предоставить место для отреагирования травматических
переживаний, прояснить ролевую структуру.

Существенно повысить уровень неопределенности и сделать ее менее переносимой
могут нарушения коммуникации. Кроме замалчивания (тайны) или уклончивых
формулировок о значимых семейных событиях, важную роль играют манипуляции
(послания или их отсутствие используются для установления контроля над другим) и
противоречивые, парадоксальные высказывания. Сама неопределенность может выступать
инструментом воздействия на партнера: тот, кто устанавливает правила или не допускает
их установления, формирует семейную структуру. Частым примером выступает угроза
развода и/или завершения отношений и поиска новых. В конкретных случаях это может
выглядеть как скрытый долгосрочный супружеский конфликт, в котором один из партнеров
упоминает расставание, но не предъявляет его как ясный предмет разговора. Тогда другой
остается в постоянном напряжении, тревоге и возникающем чувстве вины. Подросток так
же может стремиться определить ситуацию, сделать конфликт более явным через яркие и
однозначные симптомы — парасуицидальные проявления.

Высокая степень неопределенности ситуации (туманность семейного статуса,
(не)возможность долгосрочного планирования, изменчивость внешних обстоятельств) сочетается с личностной интолераностью к неопределенности и поиском «простых» ригидных решений, построенных по принципу черно-белого мышления. Жесткие паттерны взаимодействия (в том числе и самоповреждающее поведение подростков) закрепляются и выступают противовесом внешней неопределенности. Терапевтическим эффектом в таких ситуациях будет обладать прояснение и уточнение неясных параметров (понимание и регуляция чувств членов семьи, перерабатывание травматического опыта, упорядочивание ролей и правил) при повышении гибкости взаимодействия подсистем. К факторам, поддерживающим деструктивную неопределенность, можно отнести игнорирование болезненных переживаний членов семьи, отрицание самой неопределенности, манипуляции и недостаточность коммуникации.
Библиография
  • Леонов, И. Н. (2014). Толерантность к неопределенности как психологический феномен: история становления конструкта. Вестник Удмуртского университета. Серия
  • «Философия. Психология. Педагогика», 4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tolerantnost-k-neopredelennosti-kak-psihologicheskiy-fenomen-istoriya-stanovleniya-konstrukta (дата обращения: 20.02.2022).
  • Боуэн, М. (2008). Реакция семьи на смерть. В сб. К. Бейкер, А. Варга (ред.) Теория семейных систем Мюррея Боуэна, 340−357. М: Когито-Центр.
Для цитирования:
Авторы: Лайшева Г.А.
Выпуск: №3 (21) 2022
Страницы: 57-59
Раздел: Практика
URL: https://familypsychology.ru/practice/ambiguity-tolerance-of-the-family
DOI: 10.24412/2587-6783-2022-3-57-59