от редактора

Зачем практическому психологу писать статьи в рецензируемые журналы?

Уважаемые коллеги, как вы знаете, наш журнал научно-практический. Одна из целей журнала – способствовать сотрудничеству исследователей и практикующих психологов, научной обоснованности психологической практики.  Журнал публикует   исследования и случаи из практики.

Очень редко в одном человеке соединяются исследователь и практик. Эти активности требуют разной подготовки и разных компетенций. Исследователь не очень занят размышлениями о том, как он влияет своим исследованием на предмет исследования, и как предмет исследования влияет на него самого.  Успех исследователя определяется индексом цитируемости его статей, т.е. публикации в рецензируемых источниках — это необходимая часть его профессиональной деятельности.  А практический психолог — это человек, который именно сосредоточен на процессах взаимодействия и взаимовлияния клиента (что бы мы под этим ни понимали: человек, семья, социальная группа) и себя самого.  Его успех определяется его востребованностью у клиентов.  Для повышения востребованности, практический психолог может преподавать, публиковать популярные тексты.  Профессиональные ассоциации психологов-психотерапевтов требуют, чтобы был выполнен определенный стандарт образования, определенное количество часов личной психотерапии, определенное количество часов работы под супервизией, участие в профессиональных конференциях. Статьи в рецензируемых журналах не обязательны. Если проводятся исследования психотерапии, то этический стандарт требует, чтобы исследователь и психотерапевт были разными людьми. Не может психотерапевт проводить исследования на своих клиентах.

Спрашивается тогда, зачем тянуть практиков в среду исследователей?   У нас нет закона о психологической помощи, не забыли? Не знаю как сейчас, но недавно в реестре профессий практикующего психолога, психолога-психотерапевта не было вообще. Мы как несуществующее животное.  Врачи психиатры считают, что практические психологи залезают на их территорию. В советское время медицинских психологов позиционировали как помогающих психиатрам. Психолог проводит психологическое обследование, чтобы психиатр мог точнее поставить диагноз, и психиатр лечит, как обучен, и как умеет. Психиатры считают, что они могут подучиться психотерапии и стать психотерапевтами. Стандарты обучения психотерапии врачей сильно отличаются от обучения психотерапии психологов. Например, врачей никто не обязывает проходить личную психотерапию.  Психологи – психотерапевты вынуждены пояснять, что они занимаются неврачебной психотерапией, немедицинской психотерапией, хвостиком виляют, медики строго брови сдвигают.

Психологи-исследователи защищают диссертации по материалам своих исследований. Психолог-психотерапевт не может защитить диссертацию на материале своих случаев. Это же не научная деятельность.  Да, практическая психология не наука, так же как философия, история и т.п. Строгим критериям научности многие социальные науки не отвечают.  Тем не менее, можно быть кандидатом исторических наук, а быть кандидатом психологических наук на материале психотерапии не получается. Чтобы стать кандидатом психологических наук, придется часть времени и сил посвятить исследованиям.

Многие практикующие психологи вообще не волнуются по поводу диссертаций, исследований и принятости в научном мире. У них есть их профессиональное сообщество, внутри и вне страны, у них есть клиенты, студенты — все хорошо. Да, все хорошо, но похоже на гетто.

Мне кажется важным делать работу практикующих психологов видимой для всех. Мне не нравится принимать такие правила игры, где мы как бы есть, но нас как бы и нет.  Для меня как для главного редактора журнала — первый шаг — это публикация случаев из практики в соответствии с требованиями рецензируемого журнала. Рецензирование нужно для того, чтобы оградить читателей от фальсификаций, методологических ошибок авторов, обеспечить качество публикаций. Рецензенты выбираются редакцией не случайно. Это люди, у которых есть индексируемые публикации по теме. Рецензент берет на себя труд прочесть статью, написать рецензию, обосновать свое мнение.  Рецензент не получает деньги за рецензию. Он работает за идею — он повышает качество публикаций. Должна вам сообщить, что ни один рецензент, к которому я обращалась, не отказал мне. И, к чему я веду-то, некоторые рецензенты писали отрицательные рецензии, вернее такие, которые предлагали доработки статей, часто очень существенные доработки. Не все авторы соглашались с такими доработками, или соглашались, но не имели возможности сделать их быстро.  И поэтому внимание — наш первый номер за 2020 год получился худеньким — из значительного количества статей только две статьи получили одобрительные рецензии с небольшим количеством правок, которые авторы учли.  Тем не менее, этот номер как раз про случаи из практики! Здесь статья Люси Микаэлян про ЭФТ в работе с травмой, и статья Елены Венгеровой и Любови Викторовой по игровой терапии DIR-Floortime.  Да, конечно дайджест.

А.Я.Варга