Участники Круглого стола получили ответы на некоторые вопросы о феномене полиаморных союзов и особенностях терапевтического процесса. Вместе с тем, дискуссия обозначила ряд вопросов и перспективу дальнейших исследований в данной области.

Редакция Журнала попросила экспертов поделиться идеями, возникшими
в продолжение обсуждения.
Как вы понимаете созависимость в контексте полиаморных отношений?
Екатерина Жохова
Психолог, системный семейный психотерапевт, член Общества семейных консультантов и психотерапевтов

Один из спикеров разводил полиаморию и созависимость по разным полюсам, тем не менее, я думаю, что если смотреть более реалистично на ситуацию, то никакой формат отношений сам по себе не может защитить пару от дисфункции. Думаю, что созависимость в полиаморных отношениях так же реальна, как и в серийной моногамии. Созависимость возникает тогда, когда кто-то из пары (или оба) отказывается от себя и своих потребностей в пользу другого человека, когда поведение и эмоциональное состояние одного зависят от поведения и состояния второго.
В частности, не исключаю, что есть люди, которые соглашаются на полиаморный союз в первую очередь для другого человека, разделяя его потребности из опасения разрыва отношений. Возможно, как чеховская Душечка не до конца понимают, является ли полиамория частью именно их идентичности.

Екатерина Шабельская
Психолог, системный семейный психотерапевт, ЭФТ-терапевт, член Общества семейных консультантов и психотерапевтов

Картина созависимости в отношениях проявляется следующим образом: один из партнеров своими действиями способствует саморазрушительному поведению другого. Так происходит, когда человек сосредотачивается на потребностях партнёра, жертвуя собственными интересами и подавляя свои эмоции. Возможна обратная ситуация: человек контролирует и подчиняет партнёра, всячески навязывая ему собственное мнение. В созависимых отношениях присутствует низкий уровень дифференциации личности, при котором границы размыты - человеку сложно понять, где он, а где партнёр. Рассматривая явление созависимости в контексте полиаморных отношений, мы можем прийти к выводу, что оно несовместимо с подлинной полиаморией.

Полиамория - система этико-философских взглядов, допускающих возможность одновременной любви более чем к одному человеку в личных отношениях. Она возникла в условиях увеличения продолжительности жизни, усиливающейся тенденции индивидуализации личности и кризиса нуклеарной семьи. Как отмечает исследователь
Д. Анапол, явление полиамории фокусируется не на количестве партнеров в рамках любовных отношений, а на внутренней установке отдавать любовь без каких-либо ожиданий и требований относительно ограничения количества составляющих эти связи единиц. Полиаморию также называют ответственной практикой немоногамности. Она основывается на свободе и диалогичности, честности и открытости по отношению к партнёрам. Это непрерывная работа над собой и отношениями,о бязательным условием которой является преодоление эгоизма и чувства собственничества.

Полиаморная семья - это союз равных людей с высокой степенью дифференциации, осознанности и сексуального просвещения. Полиамория невозможна там, где люди зависят друг от друга в плане эмоций, места проживания, имущества, прав на детей и других вещей. Следует отметить, что полиаморным можно назвать только союз нескольких людей, сформированный на добровольной основе, где никто не заставляет партнёра делать что-то, чего он делать не готов или не хочет. Если кто-то из участников должен смиряться с определённой участью, это уже не полиаморный союз.

Нередки случаи, когда человек считает себя состоящим в полиаморных отношениях, но на самом деле идея полигамии ему внутренне чужда - он соглашается впустить в жизнь семьи третьего, опасаясь разочаровать или потерять своего партнёра. Здесь можно говорить скорее о самопожертвовании, зависимости, эксплуатации, нежели о любви. Однако люди иногда ошибочно называют такое положение дел полиаморией, поскольку данный термин часто мелькает в информационном пространстве, звучит современно и притягательно.

Когда в полиаморные союзы вступают люди с низкой самооценкой, имеющие непроработанный травмирующий опыт, высока вероятность развития созависимости. Человек, страдающий созависимостью, не свободен в своих чувствах, мыслях и поступках. Его выбор - что чувствовать, как рассуждать и каким образом себя вести, следует из поведения и ожидаемых действий партнёра. Задача психотерапевта - помочь таким людям определить, что для них по-настоящему важно, и посмотреть на то, как устроены их отношения.
В чем, на ваш взгляд, заключаются особенности структурных параметров полиаморной семьи? Как бы вы описали отличия в системных свойствах полиаморной семьи и бинуклеарной семьи?

Екатерина Жохова

Бинуклеарная семья возникает в результате развода. Это ключевое. Общее ядро распадается на две части и каждая из них образует новое целое ядро. Важным условием образования бинуклеарной семьи является наличие ребенка или детей, которые являются постоянным элементом каждой вновь образовавшейся системы. А полиаморный союз создается несколькими людьми, образуя общее ядро или несколько ядер. В этом я вижу существенную разницу. Могу предположить, что в бинуклеарной системе более четкие границы в супружеских и детско-родительских подсистемах, в полиаморном союзе, особенно там, где есть неустойчивая диада может быть размыта супружеская подсистема и соответственно влиять на детско-родительскую. Но поскольку полиаморные союзы могут быть разными по типу и устройству, то сравнивать в общем может быть сложно.
Как вы видите стадии развития полиаморной семьи?
Екатерина Жохова

Стадии развития во многом зависят от типа полиаморных отношений, от того предполагаются ли в них дети. Например, если речь идет об иерархической полиамории, где есть устойчивая пара, а третьи или четвертые, в целом неважно какие по счету партнеры приглашаются на роль сексуальных партнеров, которые не претендуют на позицию инсайдеров в отношениях, то я не вижу отличий в прохождении жизненного цикла семьи. В таком случае супружеская подсистема будет более насыщенной и широкой. С появлением ребенка пара перейдет на следующую стадию и т.д. Мы знаем, что на специфику развития семьи существенное влияние оказывает такой объективный фактор, как физическое время. По мере взросления членов семьи, неизбежно меняется ее структура. При отсутствии детей в полиаморных союзах, члены семьи продолжают находиться на стадии диады.
Считаете ли вы, что в терапевтическом процессе с полиаморной семьей могут возникать специфические сложности? Какие?
Екатерина Жохова

Сложность в том, чтобы распознать мотивацию членов союза, понять насколько она является внутренней, нежели внешней. Возможно, терапевт чаще будет обращаться к клиентам за помощью в том, чтобы лучше понимать специфику отношений, как они устроены. Также здесь вероятна потеря нейтральности у терапевта, который имеет свои ценности и представления об отношениях, идущие вразрез с клиентскими. Для многих специалистов встреча с чем-то новым и не совсем понятным может сама по себе вызвать отторжение. Есть риск угодить в детоцентрическую ловушку, когда хочется выступить на стороне ребенка, видя в таких отношениях источник травматизации.

Екатерина Шабельская

Как показывают исследования, не существует принципиальной разницы между моногамными нормативными и полиаморными отношениями. Взаимодействие партнеров строится по типу треугольников, которые могут быть как функциональными, так и дисфункциональными. Однако у специалиста может возникать вопрос: в каком составе приглашать клиентов в терапию - всех вместе или всё-таки разделить на пары? Здесь стоит отталкиваться от конкретного запроса. В одних ситуациях наиболее эффективным вариантом будет работа с диадой, в других целесообразно включить в терапевтический процесс всех участников триады.

Часто полиаморные люди обращаются к терапевту не по причине неудовлетворенности устройством личных отношений, а из-за таких проблем как тревога, неуверенность, неумение контролировать эмоции. От терапевта требуется помочь клиентам осознать и сформулировать актуальные потребности, а также договориться с партнёром о правилах отношений, если это необходимо.

Что касается специфических трудностей, сопровождающих полиаморные связи, здесь можно выделить следующие проблемы:

Трудности идентичности

На начальном этапе развития полиаморного самосознания человек переживает конфликт между индивидуальными потребностями и тенденциями социума. Он может болезненно воспринимать свою инаковость, чувствовать одиночество, испытывать стыд и страх порицания. Терапевт может обеспечить поддержку и информировать клиента о полиаморной субкультуре.

Раскрытие полиаморности своему партнёру


Когда осознание полиаморности происходит на фоне моногамных отношений, откровенный разговор с партнёром представляется нелёгким испытанием. Терапевт помогает клиенту прожить чувства стыда, вины, тревоги и оказывает поддержку в случае расставания пары.

Включение нового партнёра в имеющийся союз

Если любовные отношения связывают нескольких людей, появление нового участника способствует реструктуризации поликулы. Вновь приходится совместно решать вопросы приоритетности, финансов и деления пространства.

Чувство ревности

Особенно ярко ревность может проявляться в ситуациях, когда появляется новое увлечение. На этом фоне между членами поликулы усиливается конкуренция. Психотерапия даёт возможность исследовать динамику чувств и удерживать фокус внимания на каждом участнике отношений.

Размытость границ


В полиамории большую роль играет установка правил и границ, комфортных для всех партнёров. Этот процесс позволяет создать безопасную среду, в которой никто не будет чувствовать себя притеснённым. Совместная работа терапевта и клиентов помогает прояснить и сформулировать правила, соотнеся их с индивидуальными потребностями всех участников отношений.
Остается ли за терапевтом право отказать в психологической помощи полиаморной семье? Например, перенаправить другому специалисту ввиду того, что сам терапевт не обладает должной информированностью об особенностях полиаморных отношений или данная область не входит в круг его профессиональных интересов?
Екатерина Жохова

Терапевт вправе отказаться от работы с любыми семьями, если он видит свои ограничения и понимает, что не сможет быть полезен семье. Это и есть профессиональная ответственность. Другой вопрос, насколько этично реализуется отказ. Можно вежливо перенаправить семью коллегам, предложить несколько контактов на выбор и на всякий случай узнать у коллег, готовы ли они взять в работу случай, чтобы не вышло так, что обращающиеся за поддержкой люди наталкиваются на постоянные отказы. Если проблема заключается в том, что терапевт не обладает необходимой информацией, то отказ в этом случае не единственное решение, терапевт может узнать у самих клиентов
об особенностях их отношений или получить супервизию у более опытного коллеги.


Самый главный вопрос после круглого стола касается уровня дифференциации членов полиаморных союзов. Эксперты неоднократно говорили о том, что эти отношения доступны высокодифференцированным людям. Интересно, как этот уровень измеряли, есть ли исследования, подтверждающие эту связь. Или эти утверждения сделаны на основании того, что в полиаморных отношениях есть прямая коммуникация, люди много обсуждают и разговаривают друг
с другом. Также идея комперсии наталкивает на некоторые размышления, звучит так, что «мне хорошо, когда партнеру хорошо», про дифференциацию ли это?