Особенности супервизии в эмоционально-фокусированном подходе (Микаэлян Л.Л)

Эмоционально-фокусированная терапия – это современный и активно развивающийся подход к терапии пар (а в последнее время и семей, и индивидуумов), основанный на теории привязанности Джона Боулби и его последователей. (Johnson, 2019; Johnson, 2004; Greenberg & Johnson, 1988) Согласно теории привязанности, мы все, в силу нашей человеческой природы, нуждаемся в надежных эмоциональных связях, причем не только в детстве, но на протяжении всей жизни. По словам Джона Боулби, привязанность – это витальная потребность «от колыбели и до могилы» (Bowlby, 1988, p.62Исследования показали, что надежные эмоциональные связи целительны, они помогают лучше справляться с разными жизненными стрессами и с самой неопределенностью жизни, положительно влияют на физическое здоровье, придают уверенности в себе, способствуют внутренней устойчивости и увеличивают способность к сопереживанию (Mikulincer & Shaver, 2016).   И, напротив, эмоциональная изоляция, особенно в минуты нужды, несет в себе риск травматизации (Mikulincer, Shaver & Pereg, 2003).

Надежная привязанность характеризуется доступностью, отзывчивостью и эмоциональной вовлеченностью в отношения, а также способностью партнеров «чинить» связь (Johnson, 2004).   Как говорит основатель ЭФТ Сью Джонсон: «надежные отношения не подразумевают отсутствия конфликтов»(Johnson, https://youtu.be/1dab34E4ON0  дата обращения 1.04.2019 ). Скорее речь идет о способности «повернуться» друг к другу в трудной для отношений ситуации с желанием услышать и понять близкого человека и быть понятым и услышанным другим, а не уйти в защитное отстранение или нападение. Другими словами, в надежных отношениях партнеры рискуют быть уязвимыми друг с другом.

ЭФТ фокусируется на эмоциях привязанности, рассматривая их как процесс, интегрирующий собственные реакции, восприятие другого, поведение и образ себя в контексте близких отношений, а также на паттернах взаимодействия, которые имеют тенденцию воспроизводиться и поддерживать как безопасность, так и небезопасность связи, в случае ненадежной привязанности.  Существует связь между эмоциональными реакциями партнеров и паттернами их взаимодействия, которую Сью Джонсон поэтически называет «музыкой и танцем отношений» (Johnson, 2004, p 27).

Методология ЭФТ основана на множестве эмпирических исследований, дающих терапевтам ценную информацию об эффективности и уместности используемых интервенций при работе с нарушенными отношениями (Bradley & Furrow, 2004; Johnson, 2003) . Терапевт получает научно обоснованные ответы на вопросы «что, как и когда» делать для помощи в построении надежной привязанности в паре. Последнее является главной целью эмоционально-фокусированной терапии, которая, опять же, согласно исследованиям достижима за конечный срок (Johnson, Bradley, Furrow, Lee, Palmer, Tilley, Wooley, 2005; Johnson, Whiffen, 1999)

Представляемая ниже модель супервизии создана по подобию самой терапии. Как говорят коллеги, ее разработавшие: «супервизия в ЭФТ изоморфна самой ЭФТ» (Palmer-Olsen, Gold, Woolley, 2011, p 411). Это означает, что основные принципы, применяющиеся в ЭФТ, также используются в практике супервизий ЭФТ.

Эффективная эмоционально-фокусированная терапия, как следует из работ Сью Джонсон и ее последователей (Brubacher, 2017; Johnson, 2004, Johnson et al., 1999, Greenberg & Johnson, 1988), гармонично сочетает три составляющие:

  • создание и поддержание безопасного альянса;
  • эмоциональная регуляция (переживание/переработка эмоционального опыта) в процессе отношений;
  • изменение паттернов взаимодействия в отношениях.

Цель ЭФТ – построение надежной привязанности в паре.

Цель ЭФТ-супервизии – помощь в развитии профессиональных компетенций подопечного (супервизанта), которые позволят ему в полной мере и уверенно достичь требуемого результата в клинической практике.

Особенности ЭФТ в супервизионном контексте  более детально описаны ниже (Palmer-Olsen et al., 2011)

Особенности ЭФТ в контексте супервизии

Создание и поддержание безопасного альянса

В надежных отношениях фигура привязанности является по выражению Джона Боулби  «безопасной гаванью и надежной базой» (Bowlby, 1999, p 33).

Цель супервизора стать такой гаванью и базой для своего подопечного. Для того чтобы давать терапевтам ощущение безопасности и уверенности, необходимые для продвижения в работе с парами, супервизору необходимо оценить уровень компетенций своего подопечного на момент обращения, а также актуальные переживания супервизанта, как и в связи с клиентским случаем, так и «здесь и сейчас», в процессе самой супервизии.

Для создания надежного альянса супервизор должен быть эмоционально доступным, уважительным, вовлеченным и сопереживающим сложностям супервизанта. Таким образом, создается безопасная атмосфера/обстановка для супервизии.

Безопасный контекст дает чувство защищенности и обеспечивает подопечному:

  • подтверждение имеющихся компетенций;
  • уверенность в себе, как в специалисте;
  • готовность и желание принять помощь и руководство в тех областях, которые нуждаются в улучшении;
  • заинтересованность и практическую готовность к получению новых знаний и навыков в работе с парами, а также к углубленному пониманию Я самого терапевта.

Опрос супервизантов показал, что они тем лучше принимают и интегрируют корректирующую обратную связь от супервизора, а не воспринимают ее как критику и не защищаются, чем сильнее и надежнее альянс в супервизионном взаимодействии (Palmer-Olsen et al., 2011

Эмоциональная регуляция в процессе супервизии

Поскольку терапевты, практикующие ЭФТ, должны эмоционально регулировать своих клиентов, то они должны быть способными обнаруживать и перерабатывать собственные эмоции, что является важным фокусом супервизии.

В целом, обучение ЭФТ и работа с клиентами в ЭФТ активирует эмоциональные процессы и историю привязанности самих терапевтов. Супервизорпомогает идентифицировать переживания супервизантов и понять, как эти чувства связаны с их личной историей привязанности. Безопасность супервизионных отношений помогает супервизантам не отстраняться от собственных эмоций, пробужденных в работе с парой и не переполняться ими, а перерабатывать и в дальнейшем использовать их в терапевтическом процессе и для пользы клиентов.  Иллюстрация работы супервизора с личной историей супервизанта приведена в разделе «Работа с Я терапевта».

Изменение паттернов взаимодействия

ЭФТ-супервизия предполагает развитие профессиональных компетенций супервизанта настолько, чтобы в результате подопечный был в состоянии и в силах оказать помощь паре в решении их проблем. Ниже приведены специфические техники, применяемые в данной модели для достижения поставленной цели.

Моделирование и тренировка ЭФТ интервенций

Моделирование подразумевает не только теоретическое объяснение материала, но и демонстрацию его использования в ролевых играх. Исследования показывают эффективность подобного способа обучения. После теоретического обсуждения супервизор выступает в роли терапевта, а терапевт в роли своего клиента, в работе с которым возникли затруднения. Потом супервизор и супервизант  меняются ролями. Важно учитывать, что ролевые игры могут повысить уровень тревоги супервизанта, особенно когда супервизируемый выступает в роли терапевта. Поэтому к ролевой игре требуется подготовка. Супервизор недирективно предлагает ролевую игру, сверяется с реакциями супервизанта, предлагает подобный формат работы в качестве эксперимента. Если супервизируемый испытывает беспокойство выступить в роли терапевта, супервизор предлагает отложить эту часть работы, при этом мотивируя супервизируемого попробовать данный формат на следующих супервизиях.

Использование видео- и/или аудиозаписей сессий

Использование записей сессий является важным инструментом супервизий. Записи позволяют уйти от обсуждения случая из отстраненной позиции, быть ближе к актуальному материалу, держать фокус на переживании «здесь и сейчас», что соответствует самой сути ЭФТ. Кроме того, использование видео или аудио записей  при подготовке к супервизии дают супервизируемому ценную возможность самому увидеть свои ошибки и подумать о том, что можно было бы сделать по-другому. Естественным образом запускается процесс «самосупервизии», являющийся эффективным средством для профессионального роста терапевта. Стоит учитывать, что показ собственной работы вызывает больше тревоги, чем рассказ о ней. Забота об эмоциональном благополучии супервизанта предполагает поддержку со стороны супервизора перед демонстрацией записи. Примеры подобной поддержки приведены ниже, в разделе «Как проходит супервизия в ЭФТ».

Цели и задачи на каждой супервизии: планирование сессий

Для того чтобы супервизия была эффективной, необходимо сфокусироваться на каком-то одном аспекте работы терапевта и держаться выбранного фокуса на протяжении всей супервизионной сессии. В противном случае супервизируемый может переполниться переживаниями и информацией, и почувствовать себя некомпетентным. Обычно в качестве фокуса берется либо специфическая техника, недостаточно или неточно представленная в работе терапевта, либо лучшее понимание переживаний одного из партнеров, углубление эмоций клиентов, укрепление альянса терапевта с партнером/парой , либо работа с переживаниями самого терапевта, приведшим к трудностям в работе с конкретной парой. Решение на каком аспекте фокусировать каждую супервизию принимается супервизором, на основе его профессионального опыта, как терапевта, так и супервизора. При этом принимается в расчет запрос, сформулированный супервизантом, с которым последний обратился за помощью. Другими словами, фокус работы формируется во взаимодействии пары «супервизор – супервизант», в  которой супервизор берет на себя ответственность за благополучие супервизанта, с учетом актуального запроса, уровня компетенций, степени готовности к самораскрытию подопечного.

Как проходит супервизия в ЭФТ

Опыт, полученный во время собственного обучения супервизированию в модели ЭФТ, а также наблюдение и помощь менторам на тренингах для терапевтов, осваивающих ЭФТ, позволяет предложить следующий порядок проведения супервизий. Порядок супервизии включает в себя короткий рассказ о случае из практики супервизанта. В случае терапии пары понадобится: социальная информация о партнерах, в чем их запрос, почему обратились именно сейчас. Также важно узнать, какие сильные стороны отношений в этой паре видны терапевту, какой негативный цикл разворачивается во взаимодействии, историю детских привязанностей партнеров, сколько было проведено сессий на момент обращения к супервизору. Супервизор фокусирует терапевта на приведенных выше вопросах, чтобы избежать пространного разговора о паре вместо работы с принесенным на супервизию видео или аудио материалом.

«Чем я могу помочь?»

Этот вопрос супервизора позволяет перейти к обозначению трудности терапевта и дальнейшей фокусировке супервизионной работы.

Прослушивание фрагмента терапевтической сессии, который предварительно выбрал сам супервизант и в котором отражено его затруднение в работе с парой предваряется эмпатическим обсуждением предстоящей работы.

Если терапевт сильно тревожится,  бывает уместным поддержать подопечного с помощью техники самораскрытия. Например, автор данной работы на супервизионных сессиях мог бы сказать: «Когда я в первый раз показывала свою работу, мне было ужасно страшно, хотя я понимала, что мой супервизор здесь для того чтобы поддержать и  помочь, а не оценить мою работу. Но какой-то голос внутри все равно повторял «какой стыд — какой позор»».(Если это цитата какого-то автора, нужна ссылка. Если это Ваш прием, это нужно указать).

Помимо демонстрации собственной уязвимости, супервизор «сеет семена надежной привязанности», обозначая роль супервизора как «безопасной гавани и надежной базы». И то, и другое, уменьшает тревогу супервизируемого, работает на создание безопасного альянса.

Супервизор начинает обсуждение прослушанной записи с обозначения сильных сторон работы терапевта. «У вас хороший альянс с обоими партнерами», «здесь вы удачно отражаете его/ее чувства», «вот прекрасное подтверждение ее/его реактивных эмоций, когда вы говорите…», «несмотря на эскалированность негативного цикла в  этой паре, вам удается прочертить их цикл», т. п.

Акцентирование на том, что удалось, дает супервизанту ощущение поддержки, работает на построение безопасного супервизионного альянса и способствует лучшему усвоению корректирующей обратной связи.

Исходя из запроса супервизанта и на основе прослушанного фрагмента сессии супервизор предлагает фокус работы.

Например, в следующей форме: «Подтверждение реактивных эмоций – техника, с которой часто возникают сложности, потому что в других подходах эту технику не так активно используют. Между тем, в ЭФТ говорят, что подтверждений много не бывает. Подтверждения дают ощущение клиентам, что их переживания имеют смысл, что приводит к де-эскалации негативного цикла их взаимодействия . Давайте потренируемся? Обычно мы делаем это с помощью ролевой игры. Вы побудете в роли своего клиента, а я вашей. Я попытаюсь дать как можно больше подтверждений, а потом можем поменяться ролями. Как вам такой способ?»

Если супервизант принимает предложенный формат, происходит переход к ролевой игре с последующей интеграцией полученного опыта. В случае возникновения затруднений, супервизор отражает, признает и нормализует беспокойство супервизанта и предлагает альтернативные варианты проработки материала. Например, можно еще раз прослушать запись и дополнить интервенции терапевта недостающими подтверждениями реактивных эмоций клиента.

Интеграция полученного опыта – важная часть супервизии, поскольку она помогает высветить, что супервизант получил в результате проделанной работы. Побуждающие к интеграции вопросы, используемые автором статьи, могут включать в себя следующие варианты: «Как вы себя чувствуете сейчас по отношению к этой паре? Что уносите с собой? Что было для вас важным, полезным в нашей работе?»  Фокусировка на достигнутом результате дает супервизанту чувство уверенности и способствует использованию нового опыта на терапевтических сессиях.

Работа с Я терапевта

Работа с Я терапевта – один из возможных фокусов работы на супервизии, наряду с фокусировкой на определенных техниках ЭФТ, и на самом процессе ЭФТ. Обсуждение данной темы в отдельном разделе подчеркивает ее важность и специфику (Simakhodskaya 2018; Diyarova, 2018, личная коммуникация)[1]

Работа с Я терапевта особенно актуальна в рамках эмоционально-фокусированной терапии, поскольку сама профессиональная позиция терапевта, включающая открытость, вовлеченность и доступность для переживаний клиентов, делает терапевта уязвимым и может активировать его эмоциональные реакции, имеющие отношение к истории привязанности терапевта.

Работа с Я терапевта обладает целительными свойствами; она помогает в профессиональном росте, а также оказывает влияние на другие сферы жизни супервизируемого, поскольку наша личность и наше профессиональное Я взаимосвязаны.

Между тем, работа с Я терапевта отличается от личной терапии. Первая обращается к переработке конкретного переживания, пробужденного процессами, разворачивающимися на терапевтической сессии. Личная терапия охватывает более широкий круг проблем, связанных не только с работой, но и с частной жизнью терапевта и с его отношениями с самим собой.

Техники, используемые при работе с Я терапевта, во многом совпадают с техниками работы эмоционально-фокусированного терапевта. Хотелось бы отметить особую важность использования техники СПОММ [2](Джонсон, 2013) при работе с глубинными эмоциями супервизанта. Созвучие в супервизионной паре при соприкосновении с уязвимыми переживаниями подопечного, достигаемое с помощью СПОММ, является основой корректирующего эмоционального опыта, который получает супервизант при работе с Я терапевта.

Пример из собственной клинической практики

(узнаваемые подробности об упоминаемых лицах изменены)

За супервизией  обратилась терапевт А.

Со слов супервизанта:

  • успешно практикует ЭФТ с различными парами;
  • с одной из пар в процессе ЭФТ возникли сложности;
  • в этой связи А. требуется помощь супервизора.

Сложность касается построения альянса терапевта с одним из партнеров.

Краткая информация о паре:

  • пара жена-муж;
  • в браке более 10 лет;
  • есть ребенок 9 лет;
  • возраст супругов 35-40 лет;
  • высшее образование: жена – психолог, муж – ИТ-специалист;
  • отношения в паре оказываются под влиянием эскалированного  негативного цикла «преследование-избегание»;
  • преследующий партнер – жена, а отстраняющийся — муж;
  • муж – единственный ребенок, выросший в полной семье, в которой была принята функциональная забота, не недоставало эмоционального тепла;
  • жена – единственный ребенок, выросла в неполной семье (родители расстались, когда ей было менее двух лет), мать контролирующая, с отцом связь не поддерживает; теплые отношения были с бабушкой по материнской линии;
  • несмотря на большие сложности, партнеры настроены на сохранение отношений;
  • проведено 5 сессий с парой.

Описание сложностей / переживаний А. в работе с парой:

  • испытывает негативные эмоции (злость) в адрес жены. (Дословно: «…она может только жаловаться и критиковать.»);
  • чувствует, что жена (по профессии психолог) конкурирует с А.,
  • чувствует, что клиентка ее обесценивает как специалиста;
  • А. ощущает собственное бессилие и отстраняется;
  • теряет контроль над эмоциональными процессами во время  на сессии;
  • чувствует себя неэффективной и не способной помочь данной паре;
  • испытывает чувство собственной профессиональной несостоятельности;
  • теряет надежду на позитивные изменения в паре.

Супервизором были предложены следующие варианты при выборе фокуса работы:

  • сосредоточиться на лучшем понимании глубинных переживаний клиентки с тем, чтобы эмпатически настроиться на ее уязвимые переживания, скрывающиеся за реактивной агрессией;
  • сфокусироваться на переживаниях самого терапевта, триггером которых является эмоции и поведение клиентки на сессии.

А. выразила готовность поработать со своими переживаниями, поскольку: «если я пойму что происходит со мной, я смогу присоединиться к боли моей клиентки, которую я понимаю на когнитивном уровне, но почему-то не чувствую на эмоциональном».

В рамках супервизии была проведена одна сессия. В результате профессиональные затруднения А. в работе с данной парой были успешно преодолены.

Отзыв терапевта о сессии с парой после ЭФТ-супервизии: «Все получилось отлично. Я была спокойна и сфокусирована. На удивление, клиенты тоже. Клиентка даже поразилась своей реакции!»

Расшифровка супервизионной сессии с А. (в сокращенном виде)

А. (терапевт): она (клиентка) меня не слышит, не отвечает на мои вопросы, а продолжает жаловаться и критиковать мужа. У меня не получается к ней присоединиться, ее замедлить, я теряю контроль над происходящим на сессии и злюсь на клиентку.

С. (супервизор): ну конечно, перед вами стоит много терапевтических задач, а клиентка как будто вам «мешает», как тут не разозлиться. Можем подробнее поговорить о том, что с вами происходит, когда вы видите злость клиентки? (супервизор подтверждает реактивные эмоции супервизанта и с помощью побуждающего вопроса начинает исследование ее переживаний)

А.: Я ее боюсь. У нее лицо злое, челюсти сжаты. Мне не остановить  ее поток негативных эмоций. Я только сейчас поняла, что за моей злостью есть страх.

С.: да, страх. Страх и, возможно, еще что-то. Могу я предположить? Возможно, бессилие? (эмпатические предположения супервизора используются для расширения эмоционального опыта супервизанта)

А.: да, точно. Это бессилие. Поэтому я так сильно злюсь на сессиях.

С.: да, когда мы чувствуем бессилие, мы злимся сильнее всего. Гнев делает нас большими, сильными, конечно….и прямо сейчас вы почувствовали, это бессилие? (подтверждение и фокусировка на глубинном переживании в настоящий момент, техника СПОММ)

А.: да, у меня ком в горле и трудно говорить.

С: прямо в теле сейчас это ощущение. Ком в горле, дышать трудно. Это что-то знакомое? (СПОММ, невербальная настройка, усиление переживания, эмпатическое предположение)

А.: да, я знаю это чувство…

С: да… Вот есть пара, женщина злится на своего мужа, вы пытаетесь что-то сделать, она вас не слышит, злится и на вас…(описание триггера (контекста) для усиления переживаний и попытка построить «мостик» с личной историей супервизантки)

А: я поняла, это то что было в моей семье. Родители ссорились, а я не могла ничего изменить. Мне так хотелось чтобы мама перестала кричать, перестала «ехать как танк», успокоилась, выслушала бы папу…

С: что сейчас с вами происходит (побуждающий вопрос, СПОММ)?

А: мне стало грустно. Я столько прорабатывала историю своего детства в личной терапии, казалось, все уже прожито, осознанно, а, оказывается, вот они, гнев, страх и бессилие, никуда не делись.

С: пара сложная, и их взаимодействие буквально погрузило вас в сложности вашего детства. Скажите, пожалуйста, а был ли тогда кто-то из близких к кому вы могли обратиться за помощью, поддержкой? (подтверждение для нормализации переживаний супервизантки, поиск фигур привязанности как источника поддержки)

А: не к кому было…

С: то есть вы были совсем одна… сколько лет вам было? (СПОММ, эмпатическая настройка, созвучие)

А: семь лет. Было невыносимо, хотелось сбежать…

С: невыносимо, хотелось сбежать, конечно так, и не нет  никого, кто бы защитил вас…(усиление глубинных эмоций)

А: (молчит, на глазах слезы). (Эмпатическое созвучие супервизора достигается с помощью невербального языка)

С: Как вам сейчас делиться этим со мной? (СПОММ, эмпатическая связь с глубинными переживаниями супервизантки здесь и сейчас)

Т: я рассказывала об этом и раньше, но не как сейчас…

С: не как сейчас, то есть не прямо из этого места внутри, где невыносимо, страшно, одиноко? (усиление эмпатической связи в момент переживания уязвимости)

Т: да, наверное, не как сейчас…

С: спасибо, что впустили меня туда, дали почувствовать каково это, как было маленькой А., которая и сейчас здесь, глубоко внутри… (подтверждение и усиление нового опыта здесь и сейчас, СПОММ)

А: (молчит, но выражение ее лица и поза тела меняется)

С: как вам сейчас, когда мы вместе оказываемся в этом месте? (супервизор, здесь и ранее, помимо использования СПОММ, присоединяется к А., используя невербальные сигналы: позу тела, выражение лица. Для конгруэнтого и аутентичного отклика супервизору нужно с помощью эмпатической настройки почувствовать «на себе» уязвимые переживания супервизанта)

Супервизор что делает при этих словах? Меняет положение тела, оказывается ближе супервизанту? Не очевидно, чито они вместе. Или не понятно, когда они оказались вместе.

А: сейчас лучше, ком в горле уменьшился.

С: да, я вижу, что-то поменялось, ваш голос звучит увереннее (подтверждение и усиление нового опыта)

А: да, я чувствую какую-то силу

С: больше сил, больше уверенности, да…(подтверждение) Что взрослая А. чувствует сейчас к той маленькой А.? Что хочется сделать? (побуждение к построению надежной связи во внутреннем мире супервизантки)

А: ну, мне ее жалко, хочется ее обнять и увести из комнаты, где ссорятся родители. Сказать «ну их, пусть сами разбираются, а мы пойдем отсюда» (улыбается)

С: да, теперь маленькая А. не одна, у нее появилась защитница. Какое чувство возникает прямо сейчас? (подтверждение и усиление нового корректирующего опыта)

А: хорошее чувство. Выдыхаю. И я поняла: эта женщина, моя клиентка, на самом деле она не злая, просто ей очень одиноко. Я испытываю к ней сочувствие, больше не боюсь. Так ей и скажу на следующем приеме: «похоже вам очень одиноко в этих отношениях, и вы снова и снова пытаетесь достучаться до своего мужа»

С: да, похоже именно это у них и происходит…(подтверждение интеграции нового опыта с профессиональным контекстом)

Супервизия ЭФТ как источник заботы

У нас, психологов-психотерапевтов, эмоционально затратная профессия. Мы открываем свое сердце для сложных переживаний клиентов и оказываемся затронутыми их эмоциональным неблагополучием. Причем делаем это из открытой, доступной и вовлеченной позиции. Мы радуемся успехам наших клиентов и своему мастерству, когда удается помочь. Нередко, в случае ригидного паттерна взаимодействия партнеров, или когда клиенты сами мало верят в возможность изменений, результаты наших усилий оказываются весьма скромными. Наш успех выражается в том, что мы больше не нужны нашим клиентам, они уже сами способны быть в надежных отношениях друг с другом. На их место приходит новая пара, с эмоциональным дистрессом и нарушенными отношениями. В каком-то смысле мы одиноки в своих терапевтических путешествиях, мы помогаем, заботимся, выращиваем, «разгребаем завалы», сопереживаем, вселяем надежду и расстаемся. Кто же позаботится о нас? В данной статье мне хотелось создать ощущение у читателя, что супервизии ЭФТ и есть та самая безопасная гавань и надежная база для терапевта, дающая ощущение теплого дома и защищающая от одиночества и профессионального выгорания.

Литература

Джонсон С. (2013). Практика эмоционально-фокусированной супружеской терапии. Создание связей. Научный Мир

Bowlby J (1999) [1969]. Attachment. Attachment and Loss (vol. 1) (2nd ed.). New York: Basic Books

Brubacher L. (2018). Stepping into emotionally focused cjuple therapy: Key ingredients of change, Karnac books

Greenberg, L.S., & Johnson, S.M. (1988). Emotionally Focused Therapy for Couples. New York: Guilford Press

Johnson S. (2019). Attachment theory in practice: Emotionally focused therapy (EFT) with individuals, couples, and families. Guilford Press

Johnson S., Bradley B., Furrow J., Lee A., Palmer G., Tilley D., Wooley S. (2005). Becoming an Emotionally Focused Couple Therapist: workbook, New York and London, Bruner-Routlenge

Johnson S. (2004). The Practice of Emotionally Focused Couple Therapy: creating connection, New York and Hove, Bruner-Routlenge

Johnson S., Whiffen V. (1999). Made to measure: Adapting emotionally focused couples therapy to partners’ attachment styles// Clinical Psychology: Science and Practice. 6(4). 366-381

Mikulincer M., Shaver P. (2016). Attachment in adulthood: structure, dynamics, and change. Guilford Press

Mikulincer M., Shaver P., Pereg D. (2003). Attachment theory and affect regulation: The dynamics, development and cognitive consequences of attachment strategies. Motivation and Emotion. 27. 77-102

Palmer-Olsen L., Gold L.,Woolley S. (2011). Supervising emotionally focused therapists: a systemic research-based model, Journal of Marital &Family Therapy. 4. 411-426

[1] Zoya Simakhodskaya, Gulya Diyarova – менторы автора, помогавшие в обучении супервизиям и становлению сертифицированным супервизором ЭФТ)

[2] СПОММ – аббревиатура от «словами клиента, повторить, образы, медленно, мягко»