«Опыт использования Игр Гюнтера Хорна в работе с семьями подростков, страдающих психосоматическими заболеваниями» (Хеллингер Е.В.)

Введение.

Ко мне обратились две семьи со сходными запросами: в обоих семьях у детей на фоне вступления в подростковый возраст возникли психосоматические проблемы. У 13-летнего мальчика около года назад обнаружили атомический дерматит, а у 14-летней девочки — псориаз. Сложность заключалась в том, что обе семьи нуждались в срочной помощи, проблемы подростков необходимо было по запросу родителей купировать в течение трёх весенних месяцев перед концом учебного года. Поскольку работа предстояла интенсивная и кратковременная, я пошла на эксперимент — проводить еженедельные занятия в минигруппе, с двумя семьями одновременно.

В данной статье я хочу рассказать о психологических настольных играх, отобранных для работы с данными психосоматическими расстройствами, а также осветить некоторые аспекты психосоматических заболеваний у подростков, с которыми игротерапевтическая работа представляется нам наиболее эффективной. Социально психологические игры немецкого психотерапевта Гюнтера Хорна нами были выбраны не случайно. Они позволяют психологу провести групповые дискуссии в семьях подростков в игровой приятной атмосфере и обсудить сложные темы, касающиеся тела, сексуальности, отношений с родителями, избегая чрезмерного вторжения в личные границы подростка. Поскольку особенности подросткового возраста не позволяют нам встречаться наедине с родителями, это может вызвать напряжение у детей, и подорвать их доверие к психологу,  как если бы шептались «за спиной» у ребенка о его секретах, мы выбрали два формата работы. Половина встреч проходила совместно с детьми и родителями, а половина – только с детьми. Папы смогли принять участие только в первой совместной встрече, в дальнейшем они принимали участие только в домашних заданиях и передавали приветы через детей.

Игры, использованные в работе: 

  1. психологическая игра Гюнтера Хорна для подростков «Псикреты для подростков» (версия игры «Семейные Псикреты», выпущенной издательством Генезис в 2017 году).
  2. «карты семейных традиций», игра, созданная Инной Бартошик и ее коллегами из СОС-детской деревни в Украине (версия игры «Семейные Псикреты», выпущенной издательством Генезис в 2017 году).
  3. «Поддержка», игра наших коллег Станислава Раевского и Аллы Чугуевой.

Аспекты психосоматики, с которыми мы работали:

  1. Первое — это отношение детей и подростков со своим телом. В силу особенных, подчас очень близких, отношений с родителями такие дети не всегда ощущают, что их тело в полной мере принадлежит им. В семье 13-летнего подростка, назовём его В., всего около полугода назад родителям пришло в голову не заходить в ванную комнату, когда там моется их сын. Это был важный рубеж в жизни мальчика. Проявляя уважение к границам ребёнка и к его праву распоряжаться своим телом, родители помогают ему также отстаивать эти границы во взаимоотношениях с другими людьми. Близкие учат сына говорить «нет», тренируясь в этом навыке в процессе игры. На карточках игры Гюнтера Хорна «подростковые Псикреты» описаны ситуации, в которых дети и их родители могут придти к осознанию темы отношений с телом в их семье и высказать друг другу пожелания относительно личного пространства и отношения к телу. Например: «перед тем, как зайти в комнату к родителям, я стучусь», «родители покупают мне одежду, не советуясь со мной».

Приведём ещё один пример. 14-летняя девочка (назовём её А.) призналась, что боится расстроить папу и младшую сестру, если будет закрывать дверь в свою комнату. Для неё важно, что родные иногда заходят к ней просто «оказать ей внимание». Само по себе внимание А. очень ценно, и мы подумали предложить родным другую форму проявления внимания к А. Также девочке пришло в голову, закрытая дверь может и не являться символом отвержения для других членов семьи, как девочке казалось раньше. И ещё А. во время занятий обнаружила, что в их семье не принято проводить время наедине с собой.

  1. Алекситимия. Довольно часто дети и подростки не осознают в полной мере своих чувств и не могут произнести их вслух (а «произносят» их в виде телесного симптома). Поэтому мы отобрали карточки, обращающие внимания на сложные, трудноосознаваемые чувства — стыд, вина, ревность, зависть. И предложили играющим «примерить» эти карточки на себя. Например, «когда другого ребёнка хвалят, мне тоже хочется, чтобы меня похвалили», «я могу радоваться успехам своих одноклассников, не завидуя им при этом». Поскольку чувства вины и стыда сами по себе сложные, то и говорить о них в семье часто бывает непереносимо сложно. Например, в семье 13-летнего В. такие темы назывались “глупостями» и обычно высмеивались. Во время игры в Психологические Игры Хорна с карточками («Псикреты») участники имеют возможность положить неподходящие им карточки в игровую «мусорку». Так мама мальчика В. во время совместной игры в «Карты семейных традиций» отбросила карточку «мне завидуют мои сверстники» в «мусорку» со смехом: „вот тоже мне глупости!“ Также в «мусорке» после долгих колебаний со стороны мамы оказалась карточка «я не хочу стареть».
  2. Недостаток поддержки в семье и в среде сверстников. На занятии я услышала от подростков, что родители не догадываются об их нуждах, не помогают, не поддерживают. И одновременно с этим жалобы на то, что родители «лезут, куда их не просят», мешают принимать решения самостоятельно и относятся к подросткам «как к маленьким». За кажущимся противоречием стоит идея о том, что родители оказывают своим взрослеющим детям не тот вид поддержки, который им в данный момент нужен. Также возможная ошибка родителей заключается в том, что те оказывают поддержку не в нужное время, например, тогда, когда самим родителям тревожно за детей. Поддержка близкого в трудный для него момент — выражение любви. Чем точнее родители чувствуют какая именно форма поддержки нужна их детям в данный момент, тем больше контакта и любви дети получат, и тем легче детям проходить кризисы, преодолевать стрессы и выходить на новые уровни развития. В игре «Поддержка» мы предложили семье потренироваться оказывать друг другу разные формы поддержки (эмоциональную, интеллектуальную или поддержку действием), а также научиться распознавать какой из типов поддержки больше всего нужен их детям.

Приведу пример. Оба подростка — чувствительные и эмпатичные, им легко даётся эмоциональная поддержка, немного сложнее им оказывать интеллектуальную поддержку, и совсем тяжело поддержку действием. Абсолютно неудивительно мне было обнаружить, что родители детей ведут себя прямо противоположно детским ожиданиям. «Ужасно хочется иногда услышать экспертное мнение родителей, но при этом решение принять самостоятельно», говорит подросток В. Его пожелания родителям — интеллектуальная поддержка. Например, «иногда помогает выучить стих не накануне проверки, а немного заранее, тогда бывает легче справиться с волнением при ответе». Однако в реальности он чаще всего слышит поддержку действием со стороны близких. «Надо учить стихи по-другому! А ну-ка садись, я сейчас тебя научу!» Эмоциональный тип поддержки в этом случае звучал бы так, например: «мне очень жаль, что учительница не увидела, что ты учил, но сильно волновался при ответе».

  1. Разделение родительских и детских потребностей. Во время психологических занятий с «подростковыми Псикретами» и «картами семейных традиций» (по отдельности с каждой из колод или с двумя вместе) мы предложили родителям погрузиться в собственный подростковый возраст и поделиться с ребёнком чувствами, мыслями и фантазиями того периода. Этот опыт детско-родительского взаимодействия помог наладить доверительную атмосферу в семье. Не только дети смогли по-новому увидеть своих родителей, также эта игра помогла и родителям отделить свои собственные подростковые мечты и сложности от проблем их детей. Как пример мы сфотографировали получившиеся психологические портреты одной из семей- слева столбик карточек мамы мальчика, а справа — карточки самого В. Отдельно мы сфотографировали несколько вышеупомянутых карточек из «корзины с мусором».

фото 1

фото 2

Ниже я хочу привести пример как проходило одно из завершающих занятий с играми Хорна.

В занятии участвовали как всегда обе семьи — мама с 13-летним В. и другая мама с 14-летней дочерью А. На этот раз мы объединили две колоды игр (подростковые Псикреты и карты семейных традиций) и предложили участникам по очереди брать из стопки карточек верхнюю и зачитывать ее вслух. Правила стандартные для всех „Псикретов“ Хорна. Если утверждение на карточке подходит участнику — он по желанию может его прокомментировать и оставить себе. Если же написанное на карте ему не подходит, он либо пытается угадать подходит ли это кому-то ещё из участников, либо может напрямую спросить, например, «мама, а тебе эта карточка в подростковом возрасте подходила?» Целая дискуссия развернулась между детьми и родителями на тему ухода за своим телом. Карточки «чистить зубы мне тяжело» и «я принимаю душ каждый день» перешли в разговор о том, должны ли родители следить за ежедневной гигиеной их детей. Мамы признались, что боятся, что без родительского контроля дети могут «зарасти мхом», а ещё, что мамы «почувствуют себя плохими мамами», что явилось настоящим откровением для их детей. Это занятие началось под девизом родителей: как можно тебе доверять, ты же не справишься, была бы твоя воля, ты бы совсем не мылся. А закончилось мыслями родителей о том, что, пожалуй, мягкого ведения и напоминания изредка о режиме дня бывает вполне достаточно для их ответственных детей. Ребята в ответ на откровения родителей об их тревогах „быть плохими мамами“ также поделились своими чувствами раздражения, когда мамы без конца «достают и контролируют» их. Мне как психологу было очень важно услышать, что несмотря на собственные тревоги родители готовы разделить собственные тревоги и потребности своих детей, готовы начать доверять им в вопросах ухода за телом и ослабить родительский контроль.

Приведём немного статистики. В течение трёх месяцев было проведено 12 полуторачасовых занятий, при этом распределение совместных и детских занятий было 1:1. На пять занятий с детьми отдельно без родителей пришлось ровно пять занятий, на которых присутствовали оба подростка и обе мамы. На первом совместном занятии присутствовали также и папы. Первое и последнее занятие мы поделили поровну — по 45 минут на каждую семью.

Заключение

В результате занятий родителям и их детям удалось обсудить вопросы, связанные с режимом дня, выбором друзей, с гигиеной, заботой о собственном теле, о выборе еды, одежды, времяпрепровождения, и даже выбором места для проведения отпуска, а также ещё много сложных тем, разговоры о которых прежде приводили к конфликтам. В результате этих дискуссий родителям удалось установить необходимую дистанцию в общении с детьми, не вызывая у последних чувства отвержения или, напротив, вторжения.

Также членам семей удалось разобраться с поддержкой- они поняли какая именно форма поддержки легче всего удаётся им сами и какой формы ждут от них близкие. На занятиях в присутствии психолога удалось потренироваться оказывать требуемую форму поддержки. Надеемся, что семьи сумеют использовать полученный на занятиях опыт и справятся с психосоматическими заболеваниями у детей.

Спустя полгода мы связались с семьями узнать как здоровье у детей. У обоих наблюдается устойчивая ремиссия. Однако стрессы и усталость накануне зимних каникул у девочки вызвали обострение.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Психосоматика у детей (2009). Брязгунов И.П.и др, М., Психотерапия. 32-59.
  2. Михайлова Алена (2015) Интервью с Елизаветой Хеллингер. Социальные игры Гюнтера Хорна – праздник быть собой. Обучение дошкольников, 1, 91-96.
  3. Раевский С.О.. Чугуева А. (2017) Поддержка. Психологическая игра. Институт Креативной Психологии, серия «Эмоциональный интеллект».
  4. Трофимова Е.В. (1997) Игра как индикатор психологического здоровья семьи. Школа здоровья. №1.
  5. Трофимова Е.В., Панкова Т.В. (2012) Применение социально-психологических игр Гюнтера Хорна в рамках психологического консультирования и психотерапии семьи. Детство и семья в современном мире. Материалы научно-практической конференции. Владивосток, 28-30 сентября 2012, 224-229.
  6. Хеллингер Е.В., Емельянова Н., (2013, 2014) Влияние игротерапии на взаимоотношения со сверстниками у детей с бронхиальной астмой. Детство и семья в современном мире. Материалы научно-практической конференции. Владивосток, 10-12октября 2013 и 9-11 октября 2014, 228 -234.
  7. Хеллингер Елизавета (2014) Игра – символическое пространство, в котором мы видим картину мира. Юнгианский анализ. №1.
  8. Хеллингер Е.В., Емельянова Н., (2015) Влияние игротерапии на взаимоотношения со сверстниками у детей с бронхиальной астмой. Семейная психология и семейная терапия. №1.
  9. Хеллингер Е.В., Семейные Псикреты и другие «карточные» игры. Декабрь 2016. www. Kinderpsyche.com
  10. Хеллингер Е, Гюнтер Хорн. (2017) Семейные Псикреты. Необычный способ узнать друг друга. Серия Социальные игры Гюнтера Хорна.